JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину
* Рассказы
* Картинки
* Комиксы
* Фото-арт
* Анимашки


Ваши истории * Фото * Мисс Транс * Вопросы * Логи * Знакомства * Форум * Чат
Методики *
Словарик *
Реклама *
Ссылки *
О сайте *

Переводы

Ширли переехала в наш город, когда я только поступил в университет. Она была второкурсницей, а студенты (и первокурсники в том числе) всегда бегали за новенькими девушками. Но Ширли была не такая, как все. У нее были длинные черные волосы, синие глаза и очень нежная кожа. Она была худенькая и носила почти такую же одежду, что и моя мама. Большинство девушек носят сережки или какие-нибудь колечки, а она не надевала никаких украшений и не делала макияж. Спортсмены, те ребята, что обычно «цепляют» девушек первыми, лишь бросали на нее взгляд и шли мимо.

Я, как всегда, второй день пропускал футбол из-за своего уже далеко не первого неудачного падения. У меня нет данных, чтобы быть спортсменом, и, вероятно, я им так и не стану. Я низенький, медлительный, и не «чувствую мяч», но, тем не менее, люблю заниматься спортом, не только футболом, а спортом в целом, хотя в будущем мне скорее уготовано место на зрительских трибунах, чем на игровом поле. Единственный вид спорта, в котором я мог преуспеть, была стрельба. Я неплохо обращаюсь с винтовкой и отлично стреляю из пистолета. И смех и грех. Ведь мы с семьей всегда активно участвовали в антивоенном движении, однако же я научился стрелять. В тот день я собрался идти домой в своих футбольных кроссовках и с шортами в рюкзаке. Переступая порог школы, я увидел на ступеньках Ширли.

- Привет, - сказала она, спускаясь вниз.

Я никогда до этого не сталкивался так близко с девушкой, чтобы обменяться даже парой осмысленных фраз, но мне хотелось поупражняться.

- Здравствуй, - ответил я. - Ты ведь новенькая?

- Да.

Что же, коротко и ясно.

- А где ты училась до этого?

- Я только что переехала из Чикаго. А там я училась в Лонгвуде.

- Никогда не слышал. - Эта фраза показалась мне невежливой, и я добавил: - Я мало знаю о Чикаго. Кстати, меня зовут Чарли Бартон.

- А меня Ширли Мэнли. Приятно познакомиться.

Надо заметить, что ее дом был недалеко от моего, и нам было по пути. Поэтому мы пошли вместе, и я узнал о ней довольно много. Ее мама была ночным менеджером в почтовой службе, а отец был электриком и не имел постоянной работы. Еще у нее был брат, который уже окончил университет и остался в Чикаго, он был примерно того же возраста, что и моя сестра Марси, окончившая колледж. У Ширли никогда не было парня, как и я еще не встречался ни с одной девушкой, и она почти никого здесь не знала.

После этого последовала небольшая пауза в разговоре. А затем она спросила:

- Ты любишь рэп?

- Не очень. Мне больше нравится джаз, старые исполнители. Чарли Барнетт, Диззи Гиллеспи, Мэриан Макпартленд, Дайна Уошингтон.

- А Лайонел Гемптон?

- Вау, ты его знаешь? Ты, наверное, тоже любишь джаз.

Еще целых два квартала мы шли, перечисляя имена и названия композиций и пытаясь превзойти друг друга в знании джаза. У нас оказались удивительно похожие пристрастия, и она заулыбалась. Улыбка ей здорово шла.

- Мне надо сворачивать. - Ее улица была за квартал перед моей. - Я живу вверх по улице.

Она неожиданно помрачнела.

- Я тебя провожу.

- Нет, пожалуйста, не надо. Не сегодня. Завтра увидимся. - С целой охапкой книг в руках она быстро побежала домой.

Утром я вышел из дома рано, надеясь встретить ее по дороге. Мама немножко удивилась - на ее памяти я в первый раз ушел так рано. Ширли появилась из-за угла прямо передо мной, и у нас было много времени по пути в школу. С этого дня мы стали постоянно ходить в школу вместе. Но она никогда не позволяла мне провожать ее до дома. Зато она стала приходить ко мне в гости. Похоже, ей нравилось быть у меня, она чувствовала себя здесь спокойно и уютно.

Затем начался период дождей, и такие дни мы проводили вместе у меня дома.

- Почему бы тебе не взять зонт и провести Ширли до дома? - предложила однажды мама, когда она собиралась домой.

- Дождь уже кончается, - сказала Ширли, помахав на прощание.

- Постой, мне не трудно тебя проводить.

И тогда Ширли села на наш синий диван и, взглянув на меня, произнесла:

- Я этого не хочу.

- Что?

- У меня есть одна проблема. Отец не может видеть меня с мальчиками. Он убьет меня.

- Почему? Тебе ведь уже почти 15.

- Да. Но мой отец очень ревнивый.

- Ревнивый? Я совсем ничего не понимаю.

Ширли вдруг зарыдала, напугав меня. Я видел, как убивалась мама, когда папа умер, но я раньше никогда не видел, чтобы кто-то из моих друзей так отчаянно ревел. Когда она чуть успокоилась, то сказала:

- Если я тебе расскажу, ты можешь дать мне слово не рассказывать об этом ни одной живой душе?

- Конечно.

- Нет, я серьезно. Дай слово.

- Обещаю не рассказывать об этом никому, даже маме.

И она излила мне душу. Два года назад, когда Ширли училась еще в восьмом классе, ее отец однажды здорово напился. Ширли пришла в тот день из школы поздно, и он отшлепал ее за опоздание. Видимо, его это возбудило, и он ее изнасиловал. После этого он пообещал, что убьет ее, если она кому-нибудь проговорится. На следующий день, едва ее мать ушла на работу, все повторилось. Она рассказала матери, но та не поверила, приняв это за извращенную фантазию, связанную с подростковым периодом. И насилие продолжалось до сих пор, как Ширли сказала, это происходит едва ли не каждый день. Даже по выходным, когда мама не работает, отец затаскивает ее в спальню при каждом удобном случае, например, если мама идет в магазин. Школа и мой дом - единственные места, где она чувствует себя в безопасности.

И еще он запретил ей даже разговаривать с мальчиками. Отец сказал ей, что он - единственный мужчина в ее жизни, и в других она не нуждается. Еще он сказал, что если увидит с ней какого-либо мальчика, то непременно его кастрирует. Он был ростом в метр девяносто и весил больше центнера, так что свою угрозу вполне мог осуществить.

А однажды она привела домой подругу. Сперва отец вел себя сдержанно, но потом опять нажрался и выдал себя, предложив девочке попробовать его на вкус. Та просто сбежала. Ширли потом пришлось убеждать подругу, что это случилось из-за того, что он напился, и такого раньше не было. Но с тех пор она больше никого не приглашала в гости.

Слезы градом катились по ее щекам, когда она заканчивала свою историю. Я обнимал ее одной рукой, а другой утирал ее слезы своим носовым платком. Я не знал, что говорить. Я всегда считал, что все девочки, которых я знаю, девственницы, а вот ведь рядом со мной близкая подруга, говорящая, что постоянно занимается этим - и с кем? С собственным отцом!

- Я очень хотел бы как-то тебе помочь, - сказал я ей. - Он просто чудовище. Я не представляю, как ты можешь с ним жить!

- Разве у меня есть выбор? Я очень благодарна за твое сочувствие, но я правда не знаю, как ты можешь мне помочь. - Она улыбнулась на какое-то мгновение, но улыбка тут же снова исчезла

- Хочешь, я дам тебе свой пистолет? Он незаряженный, но им можно напугать.

- Спасибо, не надо. Он знает, что я не смогу его застрелить. Я здесь беспомощна. - Она выжала обеими руками носовой платок.

- Ну, если ты что-нибудь придумаешь, скажи мне.

Интересно, но теперь я смотрел на Ширли другими глазами. Она уже имела половой опыт, а я был все еще девственником. Но я постоянно напоминал себе, что она мне - просто подруга, и мы вернулись к нашей обычной жизни. После школы она приходила ко мне, мы смотрели телевизор, делали вместе домашнее задание, слушали джаз или просто дурачились.

Однажды Ширли, придя после школы, заметила фотографию Марси, моей сестры. Она очень внимательно ее изучила и сказала, что мы поразительно похожи.

- Какой у нее рост? - спросила она.

- Как и у меня, около 170 сантиметров.

- А ее одежда тебе подходит?

- Наверное, как-то не пытался ее надевать. А что?

- У меня появилась идея. Ты можешь одеть некоторые ее вещи?

- Что? Надеть женские тряпки? Ни за что. Так уж вышло, что она девушка, а я парень.

Однако, я полюбопытствовал, что у нее за идея.

- Ну, пожалуйста. Это может мне помочь. Попробуй хотя бы, очень тебя прошу.

Что мне было делать? В конце концов, она победила, и мы поднялись в комнату Марси. Ширли принялась рыться в шкафу и комоде моей сестры, выкладывая вещи на кровать.

- Думаю, это подойдет. Но сначала тебе надо побриться.

Она отвела меня в ванную и порылась в аптечке.

- Вот, нанеси это на все тело, подожди пять минут, затем встань под душ.

Когда я это сделал, с моего тела исчезла абсолютно вся растительность. Единственным местом, где еще оставались волосы, была голова. Ширли постучала.

- Ты закончил?

- Да, но тут нет моей одежды.

- Так обвяжись полотенцем и выходи.

Я вернулся в спальню Марси, и Ширли принялась меня одевать. Все произошло так быстро, и я не знал, что меня на это толкнуло. Сначала я надел белые трусики, мало отличавшиеся от тех, что я носил обычно. Потом белый лифчик с грудными вставками. Затем колготки и белый пеньюар. И сверху белоснежную блузку и темно-синюю юбку. Удивительно, но эта одежда сидела на мне не так уж и плохо - по крайней мере я не чувствовал дискомфорта. С обувью оказалось хуже. Ступня Марси была намного уже моей, хотя длина была одинаковая.

- Надень это, - Ширли протянула мне короткие носки, неплохо смотревшиеся с моими белыми кроссовками. - Даже не знаю, как быть с твоими волосами - они слишком короткие для женской прически.

- Многие девушки носят бейсбольные кепки, - предложил я, уже вживаясь в роль, но все еще не понимая цели всего этого. - Если я надену кепку козырьком назад, то будет не заметна длина волос.

- Отличная идея. Еще я туда подложу пару носовых платков, так что будет впечатление, что это твои волосы.

Наклонив голову, она посмотрела на меня.

- По-моему, неплохо. Но тебе нужен макияж. Так, посмотрим, что у нас есть? - Она порылась в битком набитом туалетном столике Марси и нашла помаду. - Вот.

Я протер губы салфеткой, и она нанесла на них помаду.

- Этого должно хватить для нашего замысла, - решила она. - Как ты думаешь?

Я отошел и взглянул на себя в зеркало на туалетной двери. Там отображалась девушка. Не то чтобы красивая, но и не уродина. Обыкновенная среднестатистическая девочка-подросток. Я пожал плечами.

- Что сказать? Конечно, первое место на конкурсе красоты мне не занять.

- С тебя этого и не требуется. Ну, идем.

- Куда? Я не хочу, чтобы кто-то увидел меня в таком виде.

- Это недалеко. И даже если тебя увидят, то разве узнают? Идем, чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее это закончится.

Мы шли быстро - очень быстро. Я очень боялся, что кто-нибудь меня узнает, но, по-видимому, обошлось. По крайней мере, я не слышал каких-либо возгласов или насмешек. Пока мы шли, Ширли мне объяснила, что она хочет, чтобы я увидел ее отца.

- Хоть кто-то будет знать, какая он скотина. Но даже не думай как-то меня защищать. Ты сделаешь только хуже.

Его не было дома, когда мы вошли, но скоро он пришел и прямо с порога начал намекать на половое сношение с Ширли и со мной. Слово «скотина» было для него подходящим выражением. Он был очень высокий и крупный. И от него исходила страшная вонь. Должно быть, он уже больше недели не умывался и не брился, а волосы на голове не мыл, наверное, полгода. Держа в левой руке бутылку пива, правой он успел шлепнуть меня по заду и потискать грудь Ширли. Я уже хотел вскочить и ударить его, но взгляд Ширли остановил меня. Он начал расстегивать ширинку, как Ширли вдруг заверещала, и он застегнулся обратно. Ширли схватила меня за руку и выволокла наружу.

- Не забудь, - заорал он вслед, - чтобы в восемь ты была в моей комнате!

- Он имеет в виду именно то, что я думаю? - спросил я. - Я прав?

- Абсолютно. Я должна быть в его комнате ровно в восемь часов, раздетая и готовая.

- Но это же инцест!

- Если меня там не будет, он потом из меня котлету сделает.

- А ты не можешь пойти в полицию или куда-нибудь еще?

- Это будет лишь мое слово против его. Даже мама не верит мне, а уж полиция…

- Но теперь я могу подтвердить, что я видел своими глазами.

Ширли кивнула.

- Верно. Но ты можешь подтвердить только то, что он нас лапал. А это только начало. И потом, полиции будет интересно, почему ты был одет девочкой. Мы должны вынудить его сделать следующий шаг.

- И как это сделать?

- Не знаю, но это не очень сложно.

Мы вернулись ко мне домой и принялись обмозговывать это. Но толком так ничего и не придумали. Наконец Ширли собралась домой.

Едва она ушла, как у меня появилась идея. Я обдумал ее со всех сторон и нашел не такой уж и плохой. Утром сразу после завтрака (мама еще спала) я позвонил Ширли:

- Как прошел вечер?

Она помолчала перед тем, как ответить:

- Думаю, ты произвел на него впечатление. Он много раз вспоминал тебя.

- Пока он тебя… трахал?

- Да. И он перевозбудился. Он так измотался, что даже не пошел сегодня на поиски работы.

- Мне жаль. Но я не поэтому звоню. Я сегодня не буду в школе. Что-то с желудком. Надеюсь, позже увидимся.

- Жаль. Я могу что-нибудь сделать? Я зайду после школы.

- Спасибо. Ой, мне пора. Пока.

Я снова пошел в комнату Марси и одел один из ее костюмов. Не думаю, что мне надо было бриться или наносить депиляционный крем так скоро, но макияж я наносил крайне аккуратно. Запихнув в спортивную сумку свои джинсы, кроссовки и рубашку, я отправился к дому Мэнли.

Зная, что миссис Мэнли в такое время должна еще спать, я тихонько постучался. Прошло некоторое время, прежде чем мистер Мэнли наконец открыл дверь. Он, похоже, был удивлен моим визитом, но тем не менее открыл дверь пошире, схватил меня за руку и затащил внутрь. Толкнув меня за дверь, он закрыл ее и стал пытаться меня поцеловать. Меня едва не стошнило. Он вонял, как целый свинарник, а его дыхание было словно аромат сортира.

- Почему бы тебе не остаться, а, детка?

Я хотел было позорно бежать, но когда он меня схватил, то понял, что отступать некуда. Я выхватил из сумочки свой спортивный пистолет, которым прекрасно владел, и приставил его к подбородку отца Ширли. Он выглядел очень удивленным, когда я выстрелил. Его голова откинулась назад, глаза широко раскрылись, и он начал заваливаться на меня. Я его оттолкнул, не желая испачкаться кровью, и сделал контрольный выстрел в левый глаз после того, как он растянулся на полу.

И опять меня едва не вырвало. Ведь я убил человека!

- Джерри? Джерри, ты здесь? - услышал я сонный голос из спальни наверху.

Миссис Мэнли проснулась, а значит, надо действовать быстро. Около минуты ушло на то, чтобы сбросить юбку и блузку и переодеться в джинсы и рубашку. Я подобрал две использованные гильзы и, положив их в карман, пошел домой, при этом стараясь идти спокойно. Я не хотел привлекать лишнего внимания. Еще пара минут ушли на то, чтобы вернуть в комнату Марси ее одежду, и чуть больше почистить пистолет и положить его на место. И когда я закончил все это делать, то действительно почувствовал себя плохо.

На следующий день в газете в сводке криминальных происшествий появилась статья из 125 слов о совершенном мною убийстве. Его назвали «расправой в гангстерском стиле» и сказали, что полиция не нашла никаких улик. Похоже, что серьезно этим никто не занимался. После похорон Ширли спросила, что я знаю об этом, но я ушел от прямого ответа. Впрочем, она догадалась, что это сделал я, и за это она меня поцеловала.

С тех пор прошло двенадцать лет. А вчера вечером я рассказал Ширли всю правду, после того как она уложила детей в кроватки. Теперь это безопасно, ведь жена не может свидетельствовать против своего мужа.



JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

©2001-2016 julijana