JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину
* Рассказы
* Картинки
* Комиксы
* Фото-арт
* Анимашки


Ваши истории * Фото * Мисс Транс * Вопросы * Логи * Знакомства * Форум * Чат
Методики *
Словарик *
Реклама *
Ссылки *
О сайте *

Предисловие автора перевода.
Рад приветствовать всех на одном из моих любимых сайтов julijana.ru! Представляю вашему вниманию перевод 11й части огромного рассказа, я бы даже сказал повести Lipstick Discipline. Долго я старался и наконец перевел его для вас! Этот рассказ, часть 11 (переведенный) большой, это вас порадует. Но вы огорчитесь, если узнаете величину самого рассказа Lipstick Discipline. На этом сайте получили развитие несколько направений: волшебство, насильственное переодевание, добровольное, просто жесткач с транс уклоном, каждый любит что-то свое. Этот рассказ чистой воды forsed feminisation (насильственное переодевание)! И при том, этот рассказ - лучшее, что я встречал в этом жанре (особенно в разделе детской тематики)! Но, к сожалению, то, что ниже - лишь малая его часть, повторюсь. Дабы избежать лишних вопросов, скажу сразу, что в сети не знаю, где он на английском, раньше он был на marybethsfantasy.com/daphne, сейчас его там нет. И продолжения от меня не будет к сожалению. Может найдется кто-нибудь, кто готов перевести, буду очень рад! Ну все, читайте, наслаждайтесь!!! :)

* * *

На следующее утро мама подняла меня так рано, что солнце даже еще и не собиралось всходить. 5:30, если быть точным. Мама сказал мне пойти в ванную и умыться, пока она выкладывала мою одежду на день. Когда я вернулся, я был ужасно огорчен, увидев, что меня ждет полный комплект женской одежды, включая платье в крапинку, которое она купила для меня, нижнюю юбку, чистый бюстгальтер и трусики, чулки, туфли на каблуках, и еще один пояс для чулок.

«Переодевайся быстрее, сейчас же!» - распорядилась мама. «Мне скоро уходить на работу, ты же должен приготовить завтрак и помочь мне одеться».

Пока мама удалилась в ванную, я сделал, как мне было сказано. Слезы наполнили мои глаза, когда я оделся. Я осознал, это все не собиралось прекращаться. Она собирается, чтобы я одевался как девочка всю свою оставшуюся жизнь!

Я сделал все самым лучшим образом, учитывая, как было рано. Пояс, конечно, был самой худшей частью одежды, я думал, что никогда его не натяну, но еще хуже, если бы мама увидела это и начала помогать мне, тогда этому точно не было бы конца. Поэтому лучше было не жаловаться. Мне удалось надеть мои чулки не оставляя затяжек и я даже причесал волосы и накрасился без напоминаний. Я подумал, что сделал это довольно неплохо. Представляя, как я одет, я бы выглядел довольно дурацки без этого.

Когда я спустился вниз, я прошел на кухню и стал готовить кофе и тосты, не забыв надеть мой передник поверх платья, чтобы его не испачкать. Вскоре пришла мама и после долгого оценивающего взгляда она одобрительного кивнула, улыбнулась и поцеловала меня в лоб, как бы давая мне понять, что я поступил правильно.

«Может ты хочешь пойти накрасить губы другой помадой, дорогуша?» - сказала она, подмигивая. «Оставь свою красную для того, чтобы пойти куда-нибудь, или может для особенного случая в вечернее время!»

Черт подери, как все сложно! Недовольный, я протопал наверх и стер мою красную помаду и накрасил губы розовой. Мне также пришлось подправить тушь немного, где я её размазал. Так много правил, столько вещей помнить! Я стал понимать, быть девушкой намного тяжелее, чем это кажется.

В своем платье, мама сидела за кухонным столом, пила маленькими глотками кофе и читала газету, пока я занимался завтраком. В то время как я взбалтывал яйца и жарил бекон, я прервался, присел за стол и намазал маслом хлеб, я даже нашел время, чтобы намазать джемом тост для нее, жест из-за которого она улыбнулась, как будто я сотворил чудо.

«Это так прекрасно - иметь прелестную дочь, прислуживающую мне, для разнообразия, я возможно, в самом деле, привыкну к этому!» - сказала она, наслаждаясь едой.

«Пожалуйста, мама, не дразни меня!» Я сделал надутое лицо, не совсем довольный своей новой ролью. «Это вовсе не смешно!»

«Ты прав, это не смешно» Она посмотрела на меня поверх своей чашки кофе и улыбнулась. «Но это все-таки шутка»
Даже, не смотря на то, что я не был слишком голодный (новый пояс, который я носил, был даже теснее, чем предыдущий, и я опасался класть что-нибудь в свой желудок, боясь, что он порвется в каком-нибудь месте), мама настояла, чтобы я сел и выпил с ней чашечку кофе, пока она ела. Я никогда не был особенным любителем кофе, но, смешав его с достаточным количеством молока и сахара, я сделал его более менее вкусным. После этого я сел за стол напротив моей мамы.

Мама прервалась на мгновение и махнула вилкой в мою сторону, как будто я испортил что-то. «Нет, нет это не правильно! Попробуй еще раз!»

«О, что неправильно, мам?»

«То, как ты сел на стул. Попробуй еще раз. И в этот раз не просто плюхайся. Выдержи время и сделай это легко. Осторожно, как будто ты боишься разбить что-то»

Я уставился на нее в течении некоторого времени, потом пожал плечами. «Мм, ладно»

Это превратилось в целый урок, как вести себя, чтобы быть девочкой. Я сделал, как мне сказали, но опять был раскритикован. В этот раз мне было сказано придержать свободной рукой юбку моего платья под собой, чтобы она не сбивалась.

«Уже лучше», сказала мама, задумчиво жуя. «Но все равно не достаточно хорошо. Сделай еще раз»

Представьте себе, я сел за стол заново еще, по крайней мере, 15 раз. В итоге мама разрешила мне остаться за столом и выпить мой кофе.

«Ты можешь попрактиковаться немного позже сегодня, после того, как ты выполнишь свои ежедневные обязанности (работу). Если ты собираешься носить платье, тебе придется научиться правильно вести себя!»

Хорошо, что никто не видел меня и вообще не знал, что происходит в этот момент. Тринадцатилетний мальчик сидит за кухонным столом, одетый как юная девушка и потягивает кофе вместе со своей мамой ,что за смешное постыдное зрелище! Это выглядело как сцена в одном из тех фильмов для девочек или плохое представление, но со мной в главной роли! В своей голове я уже слышал смех и издевки над своим разоблаченным секретом.

Перед тем, как закончить завтрак, мама привела мне список заданий, которые мне необходимо было сделать до ее прихода после полудня. Большинство были уже написаны в блокноте, лежащем на кухонном столе, но пока мы разговаривали, мне пришлось дописать еще несколько. После того как я закончу гладить белье и стирку, мама хотела, чтобы я пропылесосил в гостиной, в холле и спальнях, вытер пыль с мебели и вычистил все ванные.

«Ты, скорее всего, захочешь снять свое платье, когда будешь делать что-либо из этого», предположила она. «Некоторые моющие средства могут оставить пятна на этой материи»

Мой пульс подскочил с надеждой. «Тогда я смогу надеть свои мужские вещи?»

«Нет! Ты не можешь надеть свои мужские вещи! Прими во внимание, пока ты не получил еще одну затрещину!» Мама говорила со мной строгим внимательным голосом, как с маленьким ребенком. «Сними только платье, когда ты сможешь запачкаться, затем одень его снова. Я хочу, чтобы дом был чистым »

«Это значит, что я должен остаться только в ... этом нижнем белье?»

«Да, только в нижнем белье!» Не перебивай! В любом случае, я не собираюсь, чтобы ты портил свою прелестную одежду. И не делай такое лицо! Девушки и женщины часто ходят по дому в белье. Не такое уж и большое дело! И тебе ничего не мешает поступать так же» Она пристально посмотрела на меня. «В любом случае, ты несешь ответственность и за то, как будет выглядеть дом и за то, как ТЫ будешь выглядеть к концу дня. И даже не думай о том, чтобы надеть джинсы или другие штаны. Если это произойдет, я об этом узнаю, поверь мне»

С каждым новым правилом я чувствовал, что моя свобода испаряется. И я очень волновался, каким будет весь остаток лета для меня.

Я очень надеялся, что не таким!

После завтрака мама сказала мне подняться наверх и помочь ей приготовиться к уходу на работу. Я не думал, что это повлечет что-то за собой, я кивнул и поднялся за мамой на верх.

«Так, дорогуша, прибери мою кровать сейчас, если ты не против. Я хочу, чтобы ты делал это каждый день, включая твою кровать и Дейва. Сделай все правильно, или тебе придется начинать все заново»

Мамины стандарты были чрезвычайно высоки. И мне пришлось сделать это, естественно, дважды. Учитывая, как я был одет, это было изнурительно; очень тяжело сохранить баланс на высоких каблуках, когда ты весь наклонился и пытаешься расправить складки на покрывале. И этот дурацкий пояс врезался в меня по бокам, и несколько раз мне приходилось останавливаться только, чтобы перевести дыхание.

Когда кровать была убрана, мама протянула мне свою свежую медицинскую униформу и сказала, чтобы я снял ее с вешалки, расправил ее и положил на убранную кровать. Я так же получил щетку и немного белого глянца для того, чтобы отполировать ее туфли. Пока я делал это, мама сняла свое домашнее платье и стала облачаться в нижнее белье.

Я старался особенно не показывать свою заинтересованность, но мне это не удалось. Несмотря на свой возраст, моя мама выглядела достаточно элегантно, постоянно ухаживая за собой. Я был восхищен, глядя уголком своего глаза, как он надела на себя бюстгальтер и трусики, скользя шелковистыми одеждами по своей коже, как будто это был танец. Даже облачение в пояс для чулок - унижение и самая неприятная часть для меня - казалось ее второй натурой и то, как она украсила свои ноги чулками, было даже более интересно, чем смотреть подачу в бейсболе. Боже упаси, но, заканчивая полировать ее туфли, я понял, что думаю: «Так вот как это делается!» и «Почему это так просто для нее и так болезненно для меня?»

Надев комбинацию и платье, мама уселась за дамский столик, чтобы накраситься. Увидев меня, стоящего в смущении и ничего не делая, она улыбнулась.

«Дорогой, мои туфли готовы?» Я молчаливо кивнул. «Ну, тогда почему бы тебе не надеть их мне на ноги, пока я занимаюсь лицом? Не мог бы ты сделать это для своей бедной старой матери? Пожалуйста?»

В следующий миг я обнаружил себя стоящего на коленях перед моей мамой, аккуратно одевая ее туфли на обтянутые нейлоном ступни. Вся эта сцена была такой сюрреалистичной, как фантастический сон, но я сделал глубокий вдох и закончил это, не почувствовав себя слишком плохо. Пару дней назад, если бы вы предположили, что я буду делать что-либо подобное, я бы сказал, что вы спятили. Сейчас, в самом деле, это казалось вполне нормальным для меня.

«Так, подожди еще минуту», сказала мама, когда я закончил с туфлями. Я все еще стоял на коленях перед ней, сдерживая дыхание в этом тесном поясе. Она порылась в ящике стола, и через мгновенье я почувствовал как что-то тугое и слегка острое сжало мою голову, похожее на пружину или ободок.

«Ну вот! Как симпатично смотрится! С этим ободком волосы не будут лезть тебе в глаза, пока ты будешь выполнять свои задания. К тому же ты выглядишь с ним очень элегантно»

Я посмотрел в большое зеркало и зажмурился. Это был белый пластиковый ободок для волос, такой же, как все девчонки носят в школе, скрепляющий поперек мои темные коричневые волосы. Мама слегка взбила и распушила мне сзади волосы, и уложила локоны над ушами немного смочив их слюной. Я не мог представить, что это я, ... я в самом деле не узнал бы себя!

Прямо перед уходом на работу мама напомнила мне, чтобы я разбудил Дейва к девяти часам, чтобы он пошел на плавание со своими друзьями. Я должен был приготовить ему завтрак, если он захочет, в противном случае, вернуться к своим (ежедневным) обязанностям.

Ерзая в ковре кончиком моей туфельки, я сделал глубокий вдох. «Мам, пока ты не ушла, знаешь ... ну, у меня сегодня вечером должны быть занятия по бейсболу. Внизу парка. И у нас игра в эту субботу тоже. Я все еще могу пойти? Могу, а, мам?»

Мама посмотрела сверху вниз на меня. И сморщила нос, как будто почувствовала, что плохо пахнет.

«Бейсбол? Этим вечером? Я так не думаю!»

У меня упало в сердце. Нет бейсболу? Она не может так поступить со мной! Она должна меня отпустить ... я нужен команде. Еще более важным было то, что я просто должен был избавиться от этой одежды! Я не собирался выглядеть как мамина дочка все лето! Я еле сдерживался, чтобы побороть приближающийся срыв. «Пожалуйста! Я все-таки второй нападающий! Тренер ожидает, что я выделюсь и помогу команде, ты же знаешь. Я сделаю отличную дополнительную работу вместе с моими повседневными заданиями, я обещаю!!

Моя мама покачала головой. Она никогда не была большим фанатом спорта, по ее виду можно было сказать, что занятия бейсболом не входили в программу моего воспитания. Я был крайне обеспокоен этим. Я должен был сделать что-нибудь, чтобы избавиться от утомительного ношения этого глупого пояса!

«Пожалуйста!» Я улыбнулся своей самой невинной улыбкой. Не могу даже представить, как нелепо я смотрелся.

Мама вздохнула и неохотно кивнула. «Посмотрим. Я вижу, у тебя обязательства перед твоей командой. Как только ты справишься со своим заданием, я полагаю, все будет в порядке. Но тебе придется пройти мою проверку! И ты должен будешь сразу вернуться домой, понял?» Я не собираюсь, чтобы ты снова попал в неприятности».

Я яростно закивал головой вверх и вниз, уверяя ее, что я буду вести себя наилучшим образом.

«Я должна быть уверена, что ты в доме, пока меня нет», предупредила меня она, «Заруби себе на носу, если я увижу, что ты сбежал снова, как ты сделал вчера, ты больше никогда не увидишь бейсбола!»

Как только входная дверь издала хлопок, я, наконец, до конца осознал, что хотела моя мама. Оставаться в доме? Я повернулся и уставился на женоподобную фигуру, отражающуюся в зеркале. Разве я бы додумался выйти из дома в таком виде? Надо было быть полным идиотом, чтобы сделать это! Все время смотреть на себя, и видеть себя одетым как девочка! И ни за что я не позволил бы увидеть меня так кому-нибудь!

У меня было немного времени до того, как встанет Дейв. Поэтому я пошел в гостиную и плюхнулся на диван. Я сбросил эти дурацкие туфли на высоком каблуке, и скрестил руки на своей подбитой ватой груди. Может я и должен одеваться как какая-то фея весь день, но это не значит, что я должен вести себя как она!

Даже зная, что я буду играть в бейсбол сегодня после полудня, я был очень огорчен. Я в течение часа, надув губы, я сидел в гостиной, в этой ужасной одежде, с помощью которой меня наказала мама. Расстроенный и чувствуя сильную скуку, я включил телевизор на мультфильмы и представил, что я где-то далеко отсюда.

Где-то около девяти я разбудил Дейва и предложил сделать ему завтрак. Все, что он хотел, была тарелка каши, я сказал ему, чтобы он сам приготовил ее. А сам я спустился вниз, чтобы закончить уборку кухни.

«Мама сказала, что ты обязан сделать мне завтрак», сказал Дейв, войдя на кухню. Я готов был прибить его из-за игривого взгляда на лице. «Так ты не собираешься сделать это?»

«Приготовь сам», резко бросил я. «Это всего лишь каша. Твои руки не сломаются».

Мама сказала мне рассказывать ей, если ты не собираешься следовать правилам. Ты обязан готовить мне завтрак и обслуживать меня, в точности как она велела. Она собирается сделать тебя по-настоящему прилежным, если ты откажешься, она накажет тебя!

Ну все! Я не собирался, чтобы моя жизнь еще больше усложнилась из-за этого маленького доносчика. Я обернулся сжал кулак и потряс перед ним. Но мои накрашенные ногти сделали этот жест совсем не похожим на угрозу.

«Да заткнись, ты, младший брат! Заткнись и доедай свой дурацкий завтрак и проваливай, и иди в бассейн со своими приятелями. Надеюсь, ты утонешь, маленький ублюдок. Тебе не приходится носить весь этот тупой гардероб, как мне. Всего лишь заткни свой маленький рот и оставь меня одного!»

Дэйв замер на мгновение. Он посмотрел на меня в течение секунды и потом усмехнулся и повернулся к своей каше. Несмотря на то, что я вышел из себя, он решил, что не приложу руки к нему. И он был прав. Небольшой повод - и он сразу побежит к маме с историей, о том, как я приставал к нему. И я знал, он все равно собирается добиться своего.

«Я не собираюсь делать то, что ты сказала, Памела», сказал Дейв поющим голосом. «Я не тот, кто носит женские трусики и помаду». Его хихиканье было еще хуже, чем пощечина матери. «ТЫ тот, кому следует проявить осторожность. Мама будет очень рада услышать, как ты разговариваешь со мной!»

Я подавил искушение ударить его и сосредоточился на том, чтобы выставить его за дверь вместо этого. Чем скорее я останусь один, тем лучше!

Дэйв ушел на свою прогулку в девять. К этому времени по телеку начались мои любимые передачи и плюхнулся перед телевизором со стаканом молока и печением, и в течение пары часов попытался забыть, что я одет как девочка-кукла. В один момент я посмотрел вниз на стакан молока, которое я пил, и увидел отпечаток помады знакомого розового цвета выделяющийся на белом молочном фоне. Почувствовав отвращение, я вытер рукой начисто свои губы и сделал еще глоток. На этот раз без розового отпечатка. Пока я был здесь, я снял этот нарядный ободок со своих волос, отбросил его и растрепал свои волосы. Так было намного лучше. Жуя следующее печение, я почувствовал по крайней мере небольшое улучшение настроения.

Я думал о том, как я снова одену свои мужские вещи, как вдруг зазвонил телефон. Я представил, как я скольжу по паркету ногами, обтянутыми чулками, в не очень женской манере. Ну и что я боюсь? Мама не узнает, и я успею переодеться обратно до того, как она вернется с работы. Ничего плохого и не случится в конце концов!

«Аллё?» Сказал я в трубку очень милым голосом. Я подождал немного, но на той стороне линии было молчание. «Аллё, кто это?», спросил я более громко, опомнившись от своих раздумий.

«Алло! Памела? Это ты, дорогая? Что это я слышу?» Прошел момент молчания, потом...
«Грэгори Паркер!!! У тебя включен телевизор?»

Черт! Это была моя мама!!! Я посмотрел вниз на печенье в моей руке, на мою ноги в чулках и вдруг понял, что я был пойман, делая что-то очень плохое. Я мгновенно вскочил и оббежал кофейный столик, чтобы уменьшить звук телевизора.

«Ээ... привет, мам. Ну, я всего лишь включил его ... ну ты знаешь, для звука. В доме достаточно тихо, ведь тебя и Деэва не будет весь день».


«Хм... я вижу. Так, выключи его. Я знаю тебя, когда ты рядом с телевизором. Как давно ты приступил к своему заданию? Ты сегодня должен сделать очень много. Как бы я не убедилась, что ты ослабил свое рвение».

Я прикусил губу. «О, все в порядке. Я сейчас заканчиваю гладить белье. И потом еще остается пропылесосить и убрать ванную. Я думаю, я сделаю все к обеду».
«Нет, это должно быть сделано еще утром. Я приду домой на ланч, и скорее всего у меня будут некоторые поручения для тебя, которые ты должен сделать днем». Последовала пауза и я почувствовал слабость в желудке. «Я хочу, чтобы все было сделано к тому времени, как я вернусь домой. Если этого не будет, тебе придется тяжело расплачиваться. Ты поняла меня, маленькая мисс?»

«Да, ма-ам». Я перевел дыхание. «Мм, я все еще могу пойти на бейсбол днем?»

Последовала пауза. «Мы посмотрим. Это зависит от того, как ты справишься с поручениями. И запомни, когда я приду домой, мы также должны что-то сделать и с твоими телефонными манерами».

Домой на ланч? Справиться с поручениями? Что за чертовщина? Я был крайне озадачен, как только я повесил трубку. Смотря вниз на платье в красный горошек, я не мог удержать дрожь в теле. Все это не укладывается в голову.

Быстрый взгляд на часы дал мне понять, что у меня немного больше часа, чтобы сделать работу, рассчитанную на день. Плюс к этому я должен привести свое лицо и волосы обратно в некое подобие девичьего вида.

«И куда я бросил эти чертовы туфли на высоком каблуке? И этот новый обруч для волос!»

Дурацкий телевизор!! Дурак я!!! Если мама узнает, как я провел время, я больше не посмотрю бейсбольный матч в своей жизни, не говоря об участии в нем!

Перед тем, как начать, я освободился от своего платья и повесил его на кухне; я лучше буду хорошо выглядеть когда мама переступит через ту парадную дверь. Одетый всего лишь в мою нижнюю юбочку, женское белье, туфли на каблуках и чулки, я принялся за работу, закончив глаженье в рекордное время, мой прошлый опыт оказался неоценимым.
Я довольно сносно справился со стиркой, напихивая до отказа стиральную машину и скомкав сухое белье к себе в шкаф, с мыслями, что я уложу его как надо, когда у меня будет достаточно времени. На уборке пылесосом я сэкономил время, убирая пол только в самых видных местах, чтобы смотрелось, как будто все выполнено. Вот с вытиранием пыли это бы не прошло, и я даже не говорю об уборке ванны, это просто ужасно!

Я чувствовал себя так глупо, бегая по дому в моем женском белье, но я ничего не мог с этим поделать. Я не осмеливался поменять одежду, потому что я не был уверен, что мама перестала шпионить за мной; зная, что у нее может быть секретная камера, спрятанная где-то, чтобы удостовериться о том, что я не иду против ее правил. Вдруг она действительно есть? Застрявши в этом безвыходном положении, я уделил время, чтобы удостовериться, все ли шторы прикрыты, на случай, если вдруг завалится кто-нибудь из приятелей.

Тем не менее, несмотря на мое смущение и дискомфорт, я все выполнил. Вроде. Так или иначе мне удалось сделать так, что это смотрелось, как будто я старался, выполняя свои обязанности. Но дело не в этом. Мама может заставить выполнить меня все заново в любом случае, вот что меня больше всего волновало.

Когда я услышал шум колес машины рядом с домом, я схватил свое платье, где оно висело, и побежал вверх. Я стоял в ванной комнате, подправляя мой макияж и волосы, (автор - bwwriter@yandex.ru) когда парадная дверь открылась и я услышал голос своей мамы. Я взвизгнул как поросенок, так я испугался. Взволнованный тем, что она вдруг увидит что-то не нужное. О, боже, я выключил телевизор или нет? Я брызнул на себя здоровую порцию духов и побежал вниз на сколько это возможно, мои высокие каблуки стучали на паркете, как будто бежит взрослая лошадь или что-то похожее. Сильный запах духов ударил мне в нос, но я подумал, что мама заметит эти дополнительные усилия к моему макияжу и будет мягче ко мне.

Я был уже на пол пути, как вдруг понял, что она была не одна.

«О, а вот и моя дорогая дочь, Памела! Ты знакома с миссис Джонсон, не так ли? Гленда, это моя прекрасная Памела.»

Я чуть не умер! Стоя здесь, на середине лестницы, рядом с подругой моей мамы, миссис Джонсон. Фактически, ее лучшей подругой, я должен сказать. Мама и миссис Джонсон работали вместе в клинике и миссис Джонсон стала чем-то вроде тети для Дейва и меня, после того, как папа ушел от нас. Ее дочь, Рита - вы уже знаете, одна из тех, кто видел меня рядом с аптекой той первой ночью, когда мама заставила меня накрасить губы публично. Она нянчила за нами, когда мы были маленькими. Я не должен был удивиться тому, что находясь в таких отношениях с мамой, миссис Джонсон должна была знать обо всем, что происходит.

«Ну здравствуй, Памела! Я так рада видеть тебя наконец. Твоя мама все время говорит о тебе. Особенно сегодня утром. Спорю, твои уши этого не выдержали бы. По пути сюда все, она все время хвалилась, какая у нее прелестная дочь. Я должна была убедиться лично».

Мама положила руку мне на плечо и поцеловала меня в щеку. «Видишь? Ты думала мне нечего сказать хорошего о тебе?»

Миссис Джонсон взяла меня за руку и пристально посмотрела мне в глаза, как будто пыталась прочесть мои мысли. «Ммм... ты пахнешь так приятно! Честно, Мэриан, он ... или я должна говорить она? ... просто сногсшибательна! Намного больше, чем я представляла! Какую разницу дает немного помады и красивое платье, надетое на изящном мальчике. Если бы я увидела его на улице, я бы никогда не подумала, что это твой Грэг!»

Мама засияла, услышав, как её подруга отзывается обо мне. Я же наоборот почувствовал резкую боль в глубине моего желудка.

«О, она конфетка, конечно. Но не всегда. Иногда, ну ... я должна что-то сделать с ее поведением. Становится ясно, что помада и пояс для чулок решает все проблемы».

Миссис Джонсон оглядела меня сверху вниз, как будто она осматривала свой завтрак. «Ты дразнишь меня. Пояс? Вправду? Это становится интересно. Как тебе в голову пришла такая замечательная идея?»

«О, Это сам Грэг. Я нашла его секретную маленькую коллекцию модных журналов и подумала, может ему будет полезно узнать, как живет противоположный пол.

Наша гостья одобрительно кивнула, как будто она уже слышала все это раньше. Её глаза не покидали меня в течение всей беседы. «Понимаю. Значит ты любишь разглядывать модные журналы, сладкая? Это так очаровательно. Так или иначе, сколько тебе лет?»

Я сглотнул воздух, прямо как в мультфильмах. «Ээ, тринадцать. Почти четырнадцать».

«Почти четырнадцать! Клянусь, ты выглядишь как минимум на шестнадцать, наряженная, как сейчас. Мэрион, ты знаешь, с правильными платьем и туфлями, она сможет смотреться как семнадцатилетняя, восемнадцатилетняя, легко. Только посмотри на эти соблазнительные пышные губки и эти большие голубые глаза...»

Необходимо сказать, я был унижен - быть предметом подобного разговора. И прямо здесь, передо мной, как будто меня не существует! Единственной хорошей новостью было то, что мама была настолько занята приемом своей подруги, что приукрасила все, проверяя дом и по-царски расхвалила мои домашние успехи. Я вздохнул с великим облегчением, из-за того, что она не стала проверять мой ящик для белья (где я все скомкал в спешке). И я сильно не удивился, когда миссис Джонсон сказала, что я буду кому-то «изумительной женой».

Пока мы стояли все вместе, мама воспользовалась удобным случаем присутствия миссис Джонсон, чтобы сделать пару фотографий «мама-дочка».

«У меня нет ни одной, где я с моей любимой дочкой», сказала она. «Это значит так много для меня».

До того, как начать, я был послан вверх, чтобы надеть мою изящную цепочку и сменить помаду на красную. «Для фотографии, объяснила мама».

Когда я вернулся, мама сделала целое шоу из того, чтобы мой кулон лежал аккуратно между вздутых холмиков, сформированных бюстгальтером, который я носил. Это так унизительно! Я не мог поверить этому, далее я был выдвинут на веранду и поставлен рядом с ней в платье в красный горошек и на высоких каблуках. Сделали целую кучу снимков, включая напоследок с моей мамой, целующей меня в щеку.

«Давай, Грег, давай сделаем еще один, когда ты тоже целуешь свою маму!» Миссис Джонсон находилась в восторге от своей роли фотографа и она не позволила бы ответить нет. Худшей частью было то, что она каждый раз удостоверялась, что я улыбаюсь в каждом, во всех снимках! Как будто я развеселен или что-то в этом роде. Улыбочку! Я чувствовал, что хочу убежать, но я знал, чем раньше я сделаю, что мне говорят, тем быстрее все это закончится.

Когда мы закончили, миссис Джонсон протянула руки и прикоснулась к моим ушам, держа их осторожно. «О, как мило! И они проколоты к тому же! Как аккуратно! Я правда горжусь тобой, Грэг, ты знаешь чем? Экспериментами с твоей внешностью и всем остальным. Немногие мальчики храбры настолько, чтобы делать что-либо подобное».

Храбры? Да уж, точно. Я заерзал в моем платье и замолк. Как будто у меня был выбор, не так ли?

После быстрого ланча с тунцовым салатом и помидорами - который я приготовил, конечно! - мама сказала мне взять мою дамскую сумочку и подправить макияж. Я сделал, то что мне было сказано, краснея от внимательного взгляда нашей гостьи, которая наблюдала за каждым моим движением с огромным интересом.

«В самом деле, я несомненно поражена!» Сказала миссис Джонсон, когда я с легким щелчком закрыл мою косметичку и положил ее и мою помаду и тушь в дамскую сумочку. Мама затем достала свою косметику и слегка быстрыми движениями нанесла румяна на мои щеки, и это заставило их хихикать подобно детям. «Или я должна говорить Памела? Ты стал в самом деле похож на юную леди. Любая мать будет гордиться тобой. Может быть ты переедешь ко мне ненадолго? Мне бы очень хотелось иметь еще очаровательную девушку, бегающую по моему дому».

Мама прижала меня к себе и обняла вокруг талии и засмеялась. «О, тебе не удастся, Гленда Джонсон! Я работала слишком тяжело чтобы позволить оставить ее. “Памела” и я еще должны многого достичь. К тому же у тебя уже есть дочь. Тебе придется согласиться всего лишь на племянницу в самом деле!»

Все от души повеселились, кроме меня, конечно! Заключенный в крепкие объятия мамы, я стоял здесь и чувствовал себя так глупо, насколько вы только можете представить!

Терпеливо стоя и слушая болтовню мамы и миссис Джонсон, я придумал отговорку, пойти наверх убираться на кухне. Вместо этого, мама сжала объятия вокруг моей талии и я обнаружил себя стоящим напротив парадной двери, как будто мы все вместе собираемся покинуть дом. Я попытался выдернуться, когда она направила меня в сторону крыльца, но было уже поздно. Дверь захлопнулась и мы уже направлялись в сторону машины.

Я был в панике! «Ээ, мам, что происходит? Я думал, ты собираешься обратно на работу? Я же не поеду с тобой, правда? Пожалуйста, я не могу покинуть дом в таком виде!»

«Конечно можешь! У меня есть задание для тебя, перед тем, как я вернусь в клинику. И не волнуйся, ты смотришься прекрасно в таком виде. Поверь мне, ни у кого не возникнет даже малейшей идеи, что ты мальчик, правда Гленда?»

«Ни у кого на Земле», сказала моя “тетя”, смотря на меня внимательно, в то время как я проскользнул на заднее сидение маминой машины. «До тех пор, пока ты им сам не скажешь, конечно». Она улыбнулась кривой улыбкой и у меня от этого на мгновение сердце ушло в пятки!

Оказалось, что задание, которое было для меня у моей мамы, достаточно простое. Одна из ее старых подруг, миссис Маккуди испытывала трудности, обходясь по дому одна, и мама хотела, чтобы я провел пару часов помогая ей по дому и сделать так, чтобы старая леди почувствовала заботу о ней. Дело в том, что я однажды делал это уже раньше, ну знаете, вынести мусор, отнести вещи на чердак и тому подобное. Единственной проблемой было ... ну это достаточно очевидно, я думаю.

«Ну у меня же тренировка по бейсболу сегодня днем!» Я отчаянно оправдывался. «У меня же не останется времени. И я же в платье! Ты же обещала!»

«О, не волнуйся, у тебя достаточно времени. Когда ты закончишь, ты сможешь прогуляться обратно до дома и сменить одежду, как раз чтобы успеть на эту глупую тренировку. Это не так далеко, поэтому не добавляй мне головной боли насчет этого, ладно?» Взглянув на выражение лица мамы я понял, что вопрос закрыт.

Следующим моментом, который я осознал было то, что я был оставлен перед домом мисси Маккуди, оставлен стоять в моем белом платье в большой красный горошек и на каблуках и сжимая мою сумочку в руках, подобно какой-то жеманной девушке. У меня был выбор, либо продолжать так же стоять, на виду каждого проходящего, либо войти в дом и держаться. Взглянув вниз вдоль улицы, я увидел группу ребят, приближающихся на велосипедах. И мне пришлось сделать выбор.

На самом деле все было не настолько плохо, как могло бы. Ну, учитывая обстоятельства. Миссис Маккуди была очень добрая милая старая леди и когда она увидела меня, стоящего перед входной дверью, ее лицо засветилось в улыбке и она пригласила меня в дом, как будто все было абсолютно нормально относительно того, как я одет. Оказалось, что пока она ждала сына Мэрилин Паркер, она совсем забыла, что на самом деле, что у нее дочь. Я произнес смущенным голосом, что меня зовут Памела, и я пришла выполнить ежедневные обязанности по дому, как будто это было самой естественной вещью в мире для меня.

Пожалуйста не забывайте, что пока я претендовал на то, чтобы быть дочерью моей матери, я все еще совершенно четко осознавал, кто я, и насколько смехотворна была эта ситуация. Для четырнадцатилетнего парня провести полдня на высоких каблуках и в чулках и развлекая пожилую леди скача по дому как какая-то глупая французская служанка, или вроде этого, в самом деле, это было больше чем я мог вынести! Мое лицо загоралось красной краской временами и это в свою очередь заставляло дрожать меня всем телом.

К тому времени как я все сделал, я чувствовал себя неудобно, вспотевшим и уставшим. В добавок к тому, чтобы вынести мусор и перенести коробки со старыми журналами на чердак, меня попросили вымыть пол в ванной (йук!) и положить некоторые старые вещи в сумки для сдачи на благотворительность. Когда я поставил сумки на переднее крыльцо для погрузки, я с сожалением подумал, что мне повезет, если мама не воспользуется шансом заглянуть в них, несомненно она найдет золотую жилу, в смысле пополнения моего девичьего гардероба.

Я выбрал время, чтобы зайти в туалет, пока я здесь, главное трудное задание, учитывая трудности, которые я испытывал с моим поясом для чулок. Как место для отдыха в ее доме, ванная миссис Маккуди была разукрашенная, вычурная и изящная, насколько только я мог представить. С зеркалами и маленькими статуями с ароматическими мылами везде, она больше походила на маленький антикварный магазин, чем на ванную. Сидя здесь в середине этих всех безделушек и украшений, с юбкой, задранной на талию и этим дурацким поясом спутанным вниз вокруг моих коленей, я начал оценивать сюрреалистичную натуру моего положения. Я ничего не мог сделать, но пристально глядя на отражение хорошенькой девушки напротив меня, я заметил свое возрастающее волнение и возбуждение, как только я понял как возможно выглядят девушки, когда они пользуются туалетом.

Моим заключительным заданием дня было выгулять Мими, карликового пуделя миссис Маккуди. Излишне говорить, я чуть не упал в обморок, представив картину, как я веду на поводке эту чопорную маленькую собачку в окрестности, сам одетый так глупо, но миссис Маккуди настояла.

«О, он тебя не укусит, дорогая, я обещаю! Я обычно прогуливаю его в заднем дворе, но он начинает толстеть. Прогулка по кварталу пойдет ему на пользу. Иди, прогуляйся, если не возражаешь, я слишком стара и это будет значить для меня так много, если ты согласишься».

Итак, это был я, Грэг Паркер, скоро ученик девятого класса, второй экстраординарный нападающий в младшей бейсбольной лиге, облаченный в мое новейшее платье в красную крапинку, ярко красную помаду, белые туфли на каблуках, и с дамской сумочкой увлечен вниз по улице за гиперактивным тявкающим пуделем по кличке Мими. Я чувствовал себя настолько неловко, как только я ступил на тротуар. Я старался сдержать слезы, так как знал, что это только смоет мой макияж, однако, слезы наполнили мои глаза и мне пришлось остановиться по меньшей мере несколько раз, чтобы высморкаться и поправить макияж.

(Иллюстрация2)

Семеня ногами по тротуару, я с волнением думал, сколько времени пройдет, прежде чем я буду узнан. Вскоре я заметил, что едва ли не каждый провожал меня взглядом. После того, как я прошел мимо нескольких детей, играющих на газоне и пары женщин, качающих детские коляски, я осознал, что мама возможно была права, до тех пор пока я исполнял роль, люди как раз предполагали, что я тот, каким я хочу им казаться, в данном случае, миловидной девочкой, гуляющей со своим пуделем. Все, что мне необходимо было делать, это кивать головой, и красиво улыбаться, всякий раз, когда я проходил мимо кого-то, и так и было! Легко, как пирог!

Я был ослаблен, чтобы притворяться, что я веселый и счастливый, находясь в этом затруднительном положении, но я заставлял себя улыбаться несмотря на все мое смущение. И мне приходилось это делать; в самом деле в одном месте я выглядел настолько расстроено, что взгляд на моем лице заставил леди, работающую в ее саду, спросить, что случилось не так? Я скривил мои надутые губы в улыбку и потряс головой, но она упорствовала, спрашивая, может ли она что-нибудь сделать для меня; я с запинкой произнес что-то о том, что на улице жарко, и следующим моментом было то, что она предложила присесть в тени и чашечку чая со льдом. Я отказался, конечно, сказав, что мне необходимо идти.

Поговорим, каково быть смущенным! Я имею в виду, идти среди людей и без каких-нибудь брюк и с блестящими накрашенными ногтями, и с помадой на лице и с румянами... какому парню не было бы очень стыдно? И в довершение всего, у меня выделилось чрезмерно адреналина, мои нервы были настолько на пределе, что все мое тело покалывало от электричества! Мои ноги, трущиеся вместе в нейлоновых чулках, и случайный порыв ветра, залетающий под юбку и приподнимающий ее, все это было чрезвычайно волнительно. Мои чувства были настолько напряжены, что я обнаружил совсем неженственную эрекцию под моим поясом для чулок. Мой бедный тринадцатилетний пенис был настолько тверд, как никогда раньше, и все из-за того что я должен был выглядеть и вести себя как приличная девочка! Это было откровенно ужасно! Было бы неприятно, если бы моё мальчишеское возбуждение было видно через тугой плотный пояс, который надела на меня мама, я был в самом деле рад, что я носил такую пышную юбку!

Худшей частью все-таки было удержать поводок Мими от спутывания вокруг моих ног. Свыше нескольких раз я чуть не упал, я чудом оставался на ногах, учитывая, насколько это было сложно, держаться на моих новых высоких каблуках. Как только передо мной вновь показался дом миссис Маккуди, я почувствовал, груз упал с моих дрожащих плеч.

Мое облегчение было коротким. Было примерно четыре часа, когда я покончил наконец со своими обязанностями и мне все еще надо было как-то вернуться домой, самому. Я подумал о том, чтобы поймать такси, но это означало объяснение и разъяснение с водителем.

«Нет», я подумал, «Я только что прогуливал эту тупую собачку по району, конечно я смогу добраться до дома без унижений».

Пожелав миссис Маккуди хорошего дня и обещав навестить ее снова, я направился в сторону дома. Идти нужно было примерно милю, более шести кварталов. Я проходил их дюжину, может быть сотни раз в моей мальчишеской одежде; но в моих чулках и на каблуках, этот путь казался путешествием на Луну.

Я еще не отошел далеко от дома миссис Маккуди, как я увидел нескольких детей преследовавших меня на велосипедах. Три мальчика и девочка - все между девятью и десятью лет, около возраста Дейва - казалось, у них были серьезные намерения разузнать, кто я и куда я направляюсь. Я впал в ужас от возможности того, что меня раскроют, я по большей части улыбался и кивал, отвечая на из вопросы, голосом как можно более тихим, когда необходимо было говорить.

(Иллюстрация3)

«Ты живешь недалеко?» последовало после «Миссис Маккуди твоя бабушка?» и «Ты знаешь мою маму?». Я одобрительно кивнул и потряс отрицательно головой соответственно, и сделал вид, что я спешу, но мои новые знакомые настаивали. Вскоре диалог стал более личным, затрагивая такие темы как «У тебя есть парень?» и «Мой брат твоего возраста. Может вы ходите в школу вместе с ним!» Маленькая девочка даже попросила остановиться и поиграть некоторое время.

Вопросы были и стеснительными и смешными, и я пытался игнорировать большинство из них, но это только приводило к тому, что дети повторяли их снова и снова, каждый раз все громче. Я в итоге сдался и стал придумывать ответы, чтобы не привлечь еще большее внимание своей свиты.

«Меня зовут Памела... нет, у меня нет парня». «Мне пятнадцать... нет, я не хочу встретиться с твоим братом. Потому что потому!» «Нет, я не хожу в старшую школу здесь. Я всего лишь в гостях у моей тети, Гленды». И так далее и тому подобное. Мои ответы, конечно, только усиливали их любопытство, и чем больше я говорил, тем больше они хотели продолжать со мной разговаривать. Я остановил это желание, просто закрыв свой рот.

Это было странно, вести этот маленький парад детей вдоль тротуара, но я не сбавлял темп шагов и пообещал себе не останавливаться. Это было из-за того, как мои ноги и ступни устали целый день носить туфли на высоких каблуках. В дополнение их вопроса о том, кто я и где я живу, мальчики стесняясь сказали, что они считают, что я очень симпатичная девушка. Я не знал, плакать или смеяться, увидев себя объектом такого внимания, и я покорился и сказал «спасибо» на каждый комплимент.

Самым большим страхом для меня было конечно то, что последуют за мной до парадной двери моего дома. Я отчаянно пытался предположить, что делать, когда неожиданно я понял, что могу успокоиться; вероятно им не разрешали гулять дальше перекрестка, на котором мы в тот момент были. Я мило помахал рукой на прощание, но я еще никогда еще не был так рад остаться наедине!

Остаток пути я прошел без инцидентов. Я был очень уставший к тому времени, как я дошел до дома, так жарко и бедные мои ступни! Мой чулочный пояс был тугой как никогда и я не мог дождаться момента, когда наконец сниму его и одену мою бейсбольную форму. Рай, я думал, так близко, всего в нескольких минутах!

Или я только так думал. Как только я процокал на каблуках вверх по тротуару и остановился на переднем крыльце, я вдруг задумался.

Как я попаду внутрь?

Я не мог поверить в это! После всего того, через что я прошел, после унижения, которое я пережил, передняя дверь была заперта ... и у меня не было ключа! Я был так рассержен и так расстроен! Я не мог не разрыдаться! Я поискал в своей сумочке дюжину раз, и попробовал заднюю дверь, и даже потянул пару окон, но все было бесполезно. Я был в тупике, и я не смог ничего сделать кроме того как сесть и заплакать.

* * *

Послесловие автора перевода.
Может вам показалось, что все в этом рассказе не достаточно жестко. Но автор идет по нарастающей, в последующих частях (все на английском) его ждет еще очень много всего, в том числе анальная стимуляция, опять же по протекции мамы, различные ситуации на улице, он будет встречаться с девушкой и описывать свои переживания, ей тоже как ни странно будет нравиться его переодевать. В общем он влип по самые уши и выбраться просто невозможно )))

* * *

Написать отзыв   *   Оригинал на английском

* * *



JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

©2001-2018 julijana