JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину
* Рассказы
* Картинки
* Комиксы
* Фото-арт
* Анимашки


Ваши истории * Фото * Мисс Транс * Вопросы * Логи * Знакомства * Форум * Чат
Методики *
Словарик *
Реклама *
Ссылки *
О сайте *

В то, что произошло со мной за последние три года, трудно поверить, но глядя на свое отражение в зеркале, я вижу результат человеческого безумия и ненависти уничтожившие мой прежний облик и статус в обществе.

Статус – сложное понятие. Когда-то лет семь назад статус преуспевающего молодого человека, хорошего мужа щекотал нервы.

Мы с Люськой моей одноклассницей создали небольшое предприятие и были партнерами с равными долями. В общем-то это я пригласил ее в свой бизнес видя ее состояние растерянности в хаосе тех дней. Начинали дело в постперестроечный период, как простой кооператив по монтажу охранных и пожарных систем, вместе ездили на объекты и все делали своими руками.

Люська девка не ординарная и как ни странно руки и голова вполне могли соперничать с моими, и в плане работ по монтажу и в плане организации. Через погода у нас уже было четыре бригады наемных рабочих и два перспективных молодых менеджера., которых мы взяли в долю в АОЗТ, естественно имея контроль над предприятием.

Наши личные отношения сложились как-то незаметно без объяснений в любви и прочей ерунды этого плана. Я залез к Люське в постель после одной из деловых встреч в ресторане, где мы потчевали одного из гос. начальничков на предмет долгосрочной аренды производственных площадей.

С этой ночи мы и стали жить вместе как муж и жена одним домом в гражданском браке, при молчаливом согласии с обоих сторон. Через два года мы переехали в выстроенный мной коттедж в лесном массиве на берегу речки. Строительство дома требовало уйму времени, поэтому мне на время пришлось забросить дела фирмы и переключиться на прорабские дела, благо необходимости острой в моем участии не было. К тому времени набранный штат менеджеров раскручивал фирму на новые перспективные направления и согласование вопросов требовалось лишь по глобальным позициям, где я как правило всегда соглашался, либо отфутболивал менеджеров к Люське, если сам был занят другими вопросами.

Мне нравился наш дом. Все в нем было по высшему классу, начиная от полуподвала с бильярдной, до бани и бассейна во дворе. Эйфория от обеспеченной жизни от значимости достигнутого разбавлялась эйфорией от джина и дорогих коньяков, которые как-то незаметно вошли в мою жизнь. Частые отъезды на отдых с обильным потреблением, компании знакомых и деловых партнеров с непременным тостом за успех привнесли в мою жизнь похмельный синдром, снимаемый последующей порцией неразбавленного джина.

В общем и целом можно сказать, что этот джин и был первопричиной всех последующих бед.

Люська стала зудеть на мои возлияния, предлагала лечиться, но моя уверенность в своих силах и мое самолюбие встало на тропу войны. Уже стычки между нами стали не редкостью, а обычным ежедневным состоянием.

Дошло до того, что я третий раз за нашу совместную жизнь влепил затрещину Люське. Два дня моя супруга не разговаривала и я, съедаемый чувством вины, твердо держался подальше от спиртного.

Наша сексуальная жизнь дала трещину, не в тот день, Люська категорически отказывалась от секса если у меня был запах алкоголя, да и у меня как-то особого рвения не появлялось, толи от выпивки, толи от обыденности наших сексуальных отношений. Люська в этой области была пуританкой и строго руководствовалась канонами известными только ей. Все что она могла предложить это подставить губы для поцелуя и подставить пизду в классической позе на спине, а после затрещины она вообще перебралась в комнату за стенку, так что нас разделяли два силикатных кирпича.. Мои извинения и воздержание от спиртного, казалось не имели ни какого действия на жену. Все разговоры после двухдневного молчания сводились в основном на междометия да, нет и многозначительное молчание. К концу недели воздержания я имею в виду спиртное, у меня появилось раздражение, которое росло поминутно. Уже ненависть не только к Люське, а к всему женскому роду душила меня. Вспомнились ненавистные походы по магазинам с бесконечными примерками - жена на каждую покупаемую тряпку добивалась моего одобрения, благо у меня был приличный вкус, и даже в столь специфической области я мог безошибочно определить, стоит ли брать ту или эту вещь.

Все кончилось тем, что я достал початую бутылку джина и прямо из горла стал заливать свою злость, назло этой дряни прямо на глазах у нее. Вопль раздался незамедлительно: «Тряпка, тебя не хватило и на неделю, ты не мужик, тебе юбку носить в самый раз».

Все, я ухожу от тебя, мне мужик нужен, а не алкоголик. Выпитый джин еще не дал своего результата, но накопившееся раздражение с подобными упреками породило новую волну ненависти.

Сука, не мужик тебе нужен, а пиздюли, сидишь, тут пустая курица, и еще выебываешься, как муха на стекле. Можешь уебывать, только оформишь отказ от доли в фирме.

Тут Люська подпрыгнула, как кошка, и брызгая слюной извергла длинную тираду, смысл которой состоял в том, что это я вылечу ото всюду и пойду по миру как никчемное существо.

Дальше была очередь за мной.

Джин начал действовать, бурные фантазии, и ненависть к женскому роду, перешли в разряд угроз в ее адрес, вперемежку с описанием никчемности, пустоты ее же рода в этой жизни.

«Вся твоя жизнь праздник, построенная на костях мужиков. Тряпки, драгоценности и прочая мишура- все, что сидит у вас в голове. Весь мир можно подумать создан для вас и должен крутиться вокруг вас пустых созданий. Торгуете пиздой, получая при этом удовольствие и все земные блага. Мужик же, бедолага все им должен, должен, должен. В общем, сука, раз уж я должен - обеспечу тебя хуями. Попрошу братву ( с ними я имел дело по бизнесу для урегулирования щекотливых ситуаций) пристроят тебя в какой–нибудь бордель. Будешь мужиков обслуживать в свое удовольствие, а заодно и баб которые тебя захотят – зачем-то сказал я.

Язык у меня заплетался, но двигательная способность еще имелась в моих конечностях.

С этими словами, накинув дубленку и выйдя на улицу, на ранний ноябрьский мороз я немного отрезвел, но обида за поруганное мужское достоинство гнала меня куда–то вперед. Привычным нажатием кнопки я открыл БМВ и через три минуты катился по шоссе в сторону города. Злость куда-то отступила, а монотонная езда спустила хандру в виде сомнений в правильности наговоренного.

Огни рекламы бросились мне в глаза яркими мигающими призывами СЕКС ШОПА. Резкое торможение с перестроением в правый ряд не вызвало помех на пустынной дороге. Войдя в в такой же пустынный магазин я ощутил некоторое замешательство по поводу номенклатуры представленного товара и своего присутствия в данном заведении.

В стеклянных витринах как живые лежали члены, вагины и другая утварь. Услужливый продавец сразу понял мою мысль, и упаковал в пакет член с вибродействием для Люськи.

Счастливый содержанием свой мести я входил в свой дом.

- Солнце мое, ты где? - в доме стояла полная тишина.

Э-эй?

В дверях полуподвала на первом этаже появилась моя жена, бледная. с миной глубочайшей обиды.

- Люсь, я принес тебе мужика без запаха спиртного, будет тебя трахать каждый день

с этими словами я достал из пакета латексный член и протянул в ее сторону.

- Засунь его себе в жопу- был ее ответ, и дверь подвала захлопнулась за ней.

Скинув дубленку, я бросился за ней.

Адренолин переполнял меня, когда я догнал Люську в подвале. Удар по лицу ладонью гулко прозвучал под сводами потолка.

Сходу завалив Люську на кожаный диван, что стоял в бильярдной комнате, я задрал ей юбку, рывком сдернул трусы, с тугих ягодиц и надавил искусственным членом в область заднего прохода. Жена взвыла, одновременно пытаясь вывернуться, но я схватил ее за волосы и повторил попытку направить вибратор в нужное отверстие.

В пылу сражения я не сразу почувствовал, что мои яйца захвачены Люськиной рукой в наименее выгодном для меня положении. Острая боль пронзила меня насквозь. Руки инстинктивно метнулись к источнику боли, освободив жертву моей ярости. Жена как кошка вывернулась и отскочила к бильярду. Удар толстой частью кия по голове я видел как в замедленной съемке.

Дальше была темнота.

Первое, что я увидел, когда сознание вернулось ко мне - ковровое покрытие пола и ножку бильярда.

Осознание беспомощности при связанных за спиной руках и связанных ногах было следующим открытием. Жутко болела голова и возвращение к действительности происходило медленно.

Попытка инстинктивных движений не привела ни к чему. Шея и ноги оказались привязаны к противоположным ножкам стола.

«Очухался скотина» - услышал я Люськин голос.

«Сука а ну развяжи меня» - прохрипел я одновременно пытаясь повернуть голову.

«Да ты у нас крутой» - был ответ на мое восклицание.

- Баб насиловать когда свой не стоит и ноги о них вытирать это все на что ты способен.

То что происходило дальше под мои вопли и мат нельзя увидеть даже в кошмарных снах.

Звук стригущих ножниц и ощущение разрезаемой одежды, при чувстве оголенного зада и беспомощности мобилизовали все мои силы.

Попытки сопротивления ни к чему не привели, и сражение входило в завершающую фазу.

Скользкий холодный член, недавно купленный мной, прорвал сопротивление мышц и вошел в мой зад полностью. Боль прорыва сменилась относительной легкостью, как бы вывернутого на изнанку зада и чувством постыдной беспомощности.

- Вот и все, а ты боялась, только целочка порвалась, с сарказмом сказала Люська.

- Хорошая жизнь у девочек? Попробуй насладиться ей и оцени.

С этими словами она включила вибратор и поднялась по лестнице в дом.

Минут десять член массажировал мой зад, извиваясь и вибрируя, пока не вывалился полностью.

Люська появилась утром, когда сумеречный свет уже появился в бойницах подвальных окон.

Затихший член лежал рядом со мной, исчерпав емкость батареек.

«Как спалось, дорогуша?»- спросила Люська язвительно.

Бессонная ночь вымотала меня полностью, и даже ругаться с женой не было сил. В горле пересохло, после выпивки и жутко хотелось пить.

«Ну и чего ты этим добилась?» - вяло выдавил я.

- Думаешь опидарасила меня?

- Опидарасить может только живой мужик, а приговорчик ты себе уже подписала, показал я свое моральное превосходство.

- Развяжи меня, я ссать и пить хочу - сказал я, мне и в правду хотелось в туалет уже часа два. Жена принесла из соседней кладовой пустую литровую банку, наполнила ее в туалете водой и отвязав шею от ножки, поставила меня на колени. Большими глотками, частично проливая на себя, я опустошил банку с помощью Люськи полностью. Срезав остатки одежды, подставила эту же банку в качестве горшка и сказала, «Делай».

Я опять взорвался

- Дура, развяжи меня, ты что сдвинулась совсем? Что так и будешь банками таскать воду и мочу.

- Делай, снова сказала Люська, не повышая тона. Вынеся банку в туалет и сполоснув ее жена вернулась в комнату.

- Ты думаешь обесчестила меня своим вибратором? Дура, ты что не понимаешь бесперспективность своих действий, что тебе все равно придется меня развязать.

Привязав меня снова к ножке, Люська села в задумчивости на диван и рассеянно включила телевизор.

Судя по содержанию услышанного мной, шло очередное ток- шоу по какому-то каналу. Речь шла о транссексуалах, сделавших операцию и поменявших свой пол.

Вполуха слушая эту галиматью, я заснул, обессиленный после бессонной ночи. Проснулся я от дикого грохота работающего перфоратора где то на верху

- Что еще за черт, кто там долбит стены? В дальнем углу потолка комнаты, куда были направлены мои глаза отвалился кусок бетона и шлепнулся на пол. Несколько раз перфоратор стихал и снова начинал работу. Наконец все стихло. В углу опять что-то зашуршало и на пол опустился тонкий стальной трос с пластиковым покрытием.

- Что опять там дура задумала. Ответ пришел часа через три в виде Люськи. Взяв тросик, она подошла ко мне, отвязала с шеи веревку и вместо ее одела толстый кожанный ошейник пробитый с верху заклепками по жести из нержавейки. Я запаниковал, предчувствуя, какую то беду и пытался увернуться, но вес супруги придавил меня к полу. Маленький замочек защелкнулся на петлях у концов ошейника, соединив их воедино.

- Ну чтож, дорогуша, теперь нам надо настроить концевой выключатель, с этими словами она развязала мои ноги и удалилась на безопасное расстояние.

В руке у нее появился какой-то дистанционный пульт. Нажимая на кнопку она улыбнулась мне счастливой улыбкой, которая вряд ли предвещала мне что- нибудь хорошее. На верху что-то загудело и тросик пополз в дыру проделанную в потолке. Еще не сообразив, что за этим последует, я как под гипнозом следил за убегающими метрами. Трос натянулся, развернув меня вокруг оси, и я чуть не потерял равновесие. Двигаясь в след убегающему тросику, я очутился строго под отверстием в потолке. Движение прекратилось, когда я уже хрипел, стоя на самых кончиках носков. Люська подошла ко мне, заглянула в мои глаза и снова улыбнулась, какой то новой для меня улыбкой, потом развязав мои связанные руки оценивающе оглядела меня, как предмет, который требует какой то трудной переделки.

Не жмет дорогая? - участливо сказала жена, почему-то обратившись ко мне в женском роде. Держась руками за края ошейника я лишь сказал

- Ты точно двинулась сука.

- Значит все «Окей», - заключила Люська и села на диван. Теперь ты в моей власти и я буду учить тебя, хорошим манерам. Я никак не мог понять ее игры и обращения ко мне в женском роде.

Ты мне тут вчера наговорила гадостей и чтоб убедить тебя, что ты не права, я решила дать тебе шанс убедиться в этом. С этими словами она встала и поднялась на верх, оставив меня висеть на ошейнике. Вернулась Люська минут через шесть с портновским метром, подошла ко мне и стала измерять мою грудную клетку, потом талию и бедра, записав все это в блокнот, снова удалилась.

Часа через три, обессиленный стоянием на носках, я был рад ее появлению и готов к временному отступлению от своих принципов.

- Люсь, ну хватит, отпусти меня. У меня голова раскалывается, наверно сотрясение, мне врач нужен. Жена молча положила рядом со мной три огромных пакета и ушла. На верху зажужжало, трос ослабился, и я с облегчением рухнул на пол. Раскалывающаяся голова и физическое изнеможение, все же не лишило меня жизненных инстинктов. Я тут же заглянул в один из стоящих около меня пакетов и дурное предчувствие, что содержимое этих пакетов предназначено мне, ударило по моему сознанию. Содержание двух других пакетов уже не оставило ни каких сомнений. Две силиконовых груди, уже виденные мной в секс шопе и парик, явно предназначались мне.

Мое оцепенение прервал звук открывающейся двери и шаги. Морально убитое и растерянное отображение голого мужика глядело на меня в огромном зеркале на стене рядом с входным проемом.

Улыбающаяся, явно довольная собой, в зимней куртке на распашку Люська вошла в комнату. В руках она несла видеокамеру с треногой и фотоаппарат.

- Уже посмотрела, а что вид такой не веселый?

Не твой фасон? Ну, уж придется надеяться на мой вкус, тут ничего не поделаешь.

Игривое настроение Люськи немного озадачило меня. Зачем это тебе надо? Опорочить меня записав на видик и шантажировать потом?

- Не бери в голову дорогая, слушайся меня и будешь счастлива и довольна, а теперь одевайся, голой ходить неприлично.

Затянувшуюся паузу прервала Люська

- Не заставляй меня прибегать к насилию.

С этими словами она пододвинула пуфик стоящий у стены под окном и открыла его. Холодный поток воздуха окатил меня с ног до головы. Мотор на верху опять зажужжал и вот я уже в той же позе, что и ранее. Люська подошла ко мне, улыбаясь, в руке у нее был мой ремень. Ремня я конечно не испугался, но полная подконтрольность обескуражила меня полностью. Она могла делать со мной все, что ей вздумается, вплоть до повторения процедуры с вибратором.

- Черт с тобой, опусти, я сделаю все, что ты хочешь. Временное отступление от своих принципов меньшее зло из всего, что я имею сейчас. Нужно найти способ освободиться, а пленки не проблема, вышибу из нее, когда буду свободен. Жгучая боль в спине пронзила меня от удара ремня.

- Не согласен, а согласна, дорогая, девочки так говорят, запомнила?

Мотор опять зажужжал и чувство относительной свободы вернулось ко мне.

Когда я высыпал содержание пакетов на стол бильярда, мне бросилось в глаза, что шары и кии отсутствуют не только на столе, но и вообще в комнате, значит Люська действует не совсем спонтанно, подумалось мне. Глядя на огромную кучу женской одежды я растерянно скользил взглядом с одного предмета на другой. Неосознанное намерение одеть чуждые мне предметы теперь встало реальной нелепостью конкретных действий. Идиотизм происходящего парализовал меня.

- Ну, что встала, одевайся – вернул меня к жизни Люськин голос

Нерешительно из кучки белья я вытащил черные трусы и определив где перед, а где зад напялил их на себя. Ощущение наготы пропало, и появились сомнения в правильности моего поступка. Стержень сопротивления, возникший было во мне, пошатнулся от Люськиного голоса

- Возьми парик.

До этого момента она крутила его в руке, разглядывая и как бы оценивая прелесть этой вещицы. При этих словах она бросила его мне точно в руки. Безобидный предмет и мысль, что эта игра скоро закончится, надломила мой стержень сомнений.

В комнате было уже довольно холодно, и мелкая дрожь пронизывала меня изнутри.

Не успел я пристроить каре волос у себя на голове, как мне уже была подана следующая деталь женского туалета. Бежевый в кружевах бюстгальтер застыл у меня в руках. Эта интимная вещь, предназначенная мне, была последним барьером.

- Одеть бюстгальтер, как извращенец?

- Нельзя этого допустить долбила мысль

- Но трусы же я одел, какая разница? Побыть немного шутом и все. Остатки стержня растворялись с каждой секундой в нежной синтетике бюстгальтера, и когда Люська сказала с издевкой «Одевай, а то замерзнешь», - я уже был готов шагнуть за этот барьер.

Процесс теперь пошел быстрее. Мой тиран подавал мне одежду, освобожденную от пакетов и торговых ярлыков. Виденные мной в комедиях процессы переодевания мужиков - далеки от того, что было со мной. Довольно ловко застегнув застежки лифчика, уже без подсказки, я вложил силиконовые груди в пустые чашечки бюстгальтера. Бретельки натянулись под их тяжестью, и чувство какой-то потери скользнуло в ощущениях и взамен этому часть чего то инородного вошла и растворилась во мне.

- Удлини лямки, слишком высоко! Скомандовала Люська

Когда я не без некоторого труда одел тугие прозрачные колготки, вспышка фотоаппарата осветила меня.

- Скажи чиз, дорогая, пропела жена.

Смысла в конфронтации уже не было, видеокамера, стоящая в проеме входной двери, снимала весь процесс непрерывно. Изобразив подобие улыбки, я получил еще несколько вспышек с разных точек комнаты. Процесс одевания закончился бежевой блузкой с элементами кружевов на воротнике и черной прямой юбкой.

- Извини, а обуви твоего размера я не нашла сегодня, с издевкой пропела жена.

- Странно, почему сегодня? Что завтра продолжится эта процедура? – екнуло у меня внутри.

- Зачем? Компромата вроде достаточно отснято - пронеслось в голове

Еще несколько вспышек и снова английский сыр пришлось озвучивать мне перед Люськой.

- Может закроем окно - зима все таки. Обратился я к Люське. Она встала с дивана и пошла к окну, на ходу бросив мне «Панталоны одень, а то и правда застудишься».

Среди вываленных на зеленом столе тряпок данная деталь выделялась сочным розовым цветом, но ни цвет, ни то, что я должен их одеть не всколыхнуло мужской гордости.

- Раньше оденем – раньше разденем - теперь уже только так.

В момент, когда я задрав юбку натягивал байковые теплые штанишки, еще одна вспышка озарила меня. Необычное безразличие ко всему спустилось на меня. Даже когда я взглянул в зеркало по приказу Люськи, и увидел себя в столь экзотическом виде, не тронуло меня никак. Бойцовский адренолин полностью всосала одетая на меня одежда, а чувство ограниченности в движениях и зажатости от облегающих и обтягивающих предметов придало частичную потерю уверенности в себе.. Небритое пародие женщины, тупо смотрело на меня из зеркала.

Тонкие черты лица, но никак не женские, в сочетании с явно неподходящей для меня стрижкой парика стали выглядеть омерзительно женоподобными, не смотря на двухдневную щетину.

Другие части отражения смотрелись так же нелепо. Отсутствие талии, и плоский зад с топорщащимися пустотами под юбкой в местах облегающих женскую фигуру контрастировало с идеальной формой торчащих грудей.

На мое безразличие с Люськиного лица сошла торжествующая улыбка. Возможно оценив мое безразличие, как форму борьбы, после минуты раздумий она снова вспыхнула, как мне показалось, очередной идеей.

- Ну, что девочка моя, как мы тебя будем называть? Может Оля, или Таня, а? На мое безразличное, - Как хочешь, - заключила

- Ну тогда – Дашкой будешь.

- Поздравляю тебя с днем рождения дорогая и вступлением в наши женские ряды, где все легко и просто, нужно только ноги раздвигать и получать удовольствие.

- Чтобы тебе подарить в этот памятный день? Немного подумав, она вынула из своих ушей золотые серьги с розовыми камнями и бросила их на стол, сказав,

- Дарю, все равно они мне надоели. Я бездумно смотрел на блестящие побрякушки не представляя, как реагировать не эту выходку.

- Ай, яй- яй, а ушки то у тебя еще без дырочек, непорядок! Нажав на пульт, Люська умчалась наверх.

Через пару минут счастливая она подошла ко мне с огромной иглой на конце медицинского катетера и ватой, смоченной водкой.

- Люсь, может хватит издеваться, просительно- миролюбиво сказал я.

- Что значит издеваться? Я сама добродетель, дорогуша, вожусь с тобой как родная мать с дочкой. Не бойся, это не больно, зато как красиво. С этими словами она протерла мои уши ватой, и сняв пластиковый наконечник с иглы, методично проткнула мои оба уха.

Вся процедура заняла не более трех минут и вот я уже ощущаю тяжесть болтающихся в ушах сережек.

- Надо что-то делать, так она мне скоро член отрежет – мелькнула мысль.

Стоя передо мной, Люська критическим взглядом оценивала свою работу.

- А это еще что за шерсть, сказала она, ткнув пальцем в двухдневную щетину на щеке.

Следить надо за собой! С этими словами она опять умчалась на верх.

Ужас был у меня в глазах, когда по возвращении, я увидел у нее в руках электромеханический депилятор Браун. У Люськи на ногах росло немного волос, и изредка она пользовалась им.

Представление данной процедуры в мыслях уже вызвало шевеление волос, как будто они чувствовали угрозу для себя.

Обильно протерев водкой лицо, и подключив к принесенному удлинителю эту адскую машинку, инквизитор приложился ее вращающейся частью к моей щеке. Ожег, от выдираемых волос, резанул по лицу.

Слезы покатились из глаз незамедлительно.

- Сука ты что делаешь! Отвали от меня!

Новая серия ожогов в различных частях лица пронзила меня.

- Люсь, ну не надо, это же невыносимо, уже взмолился я.

- Как это не выносимо? отреагировала Люська.

- Я же делаю это, и не только я, многие женщины иногда делают эпиляцию, чтоб казаться красивее и ничего, выносят.

- Так, что девочка получай удовольствие от необходимости. Снова она приложилась к моему лицу.

- Но ведь можно же сбрить, зачем так по садистски, взывал я.

Еще и еще, и еще ожоги жалили мое лицо.

- Ну, хоть по - медленнее, снова обратился я, уловив разницу в болевых ощущениях при разных движениях.

- Некогда мне с тобой возиться, уже скоро ночь.

- Ну, дай, я сам сделаю. Еще серия болевых ударов пронеслась по лицу

- Не сам, а сама. Назидательно сказала инквизиторша.

- Не заставляй меня повторять.

С этими словами она выключила орудие пытки.

- Хорошо, уговорила. Утром я проверю, чтоб везде все было чисто, как у нормальной женщины руки ноги и остальное.

После ухода люськи сняв юбку, сковывавшую мои движения, я метался по комнате в поисках возможности своего освобождения. Маленький Малтилоковский замочек, закрывавший мой ошейник и трос, можно было открыть только ключом. Молоток, пассатижи и дугой инструмент находился в кладовке в другой половине полуподвала, где была лестница, а длины моего поводка хватало только до ее конца и совмещенного с душевой кабинкой туалета. Открыть окно и кричать о помощи – бесполезно. Вероятность появления прохожих поблизости от дома равнялась нулю.

- Да построил я себе тюрьму, подумалось мне,

Ждать какого ни будь случая и выполнять безумные приказы - все что оставалось мне.

Процесс удаления волос занял часа три.

Стоя перед зеркалом в туалете, я короткими движениями шаг за шагом очищал поверхность своего тела от признаков мужественности.

Голые руки и ноги красные от воспаления казались чужими, и не реальными. Кошмарная ночь закончилась под утро. Обессиленный я дошел до дивана и отключился, накрывшись сиреневым жакетом, лежавшим на столе среди вороха одежды.

Проснулся я уже днем, судя яркому свету, пробивавшемуся сквозь окна.

Голос Люськи вернул меня к действительности кошмара.

- И где ты видела, чтоб у девочек на животе росли волосы, я же сказала, чтоб все было, как у женщины. Ты должна хотеть и стремиться к совершенству, а я тебе буду помогать. Окей? Мое минутное молчание Люська расценила, как протест.

- Так ты хочешь или нет? Надавила она на меня.

Мне ничего не оставалось, как сказать: Да.

- Повтори, чтоб я поняла, что ты хочешь, потребовала Люська.

- Я хочу, чтоб у меня все было как у женщин – повторил я нехотя ее слова.

Люська победно улыбнулась и сказала.

- Вперед дорогая, пока я готовлю завтрак, приведи себя в порядок и душ прими. Снова я стоял посреди ковра волос перед зеркалом во весь рост.

Маникюрными ножницами и Брауном я свел к минимуму наличие волос на животе, оставив маленький треугольник, к которому она вряд ли придерется. Собрав волосы с пола и смыв их в унитаз, я открыл воду в кабинке и как мог, стал смывать с себя накопившуюся за эти дни грязь. Поводок ошейника немного мешал, но в общем, удовольствие от льющейся по воспаленным частям тела воды, сняло накопившееся напряжение. Выйдя из кабинки я не чувствовал подавленности и потерянности, а предстоящие одевание уже было перейденным рубиконом.

Люська появилась в дверях с кучей полотенец и других гигиенических предметов, из которых моя была только зубная щетка.

- Это теперь твое, разложи все и зубы почисти. Шампуни, лосьоны, крема – все свое ванно- туалетное хозяйство, включая начатую пачку прокладок, она перетащила сюда.

- Прокладки то мне зачем, подумал я?

- Наверное чисто механически захватила.

Через пять минут коробка из- под обуви, полная различной косметики, легла около меня.

- Это тоже тебе – дарю, услышал я слова жены.

Вытеревшись насухо, я взял вчерашние черные трусы и одел, уже как свои. Глядя на свое отражение в полный рост, я заметил, что трусы на безволосом теле уже не выглядели так нелепо.

Люська, наблюдавшая из дверного проема за мной изрекла,

- Девочки меняют трусики каждый день. Выйдя в комнату, я взял со стола новые беленькие плавки и натянул их на себя, взамен черных. Яйца и член бугром торчали на белой хлопковой ткани.

- А ну- ка, спрячь свое хозяйство между ног, - скомандовала Люська.

Просунув руку в трусы я загнул свой член вместе с яйцами назад и подтянул трусы.

- Вот так и ходи, и чтоб я не видела этого уродства.

Эта видимость отсутствия мужских регалий создала еще большее неудобство при ходьбе и сковало привычные движения.

Пока я, вернувшись в туалет, одевал бюстгальтер и пристраивал силиконовые протезы, Люська сбегала на верх и бросила мне утягивающие трусики.

- Одень- ка еще эти, сказала Люська.

Повторив процедуру маскировки, я глянул на свое отражение. Плотный, эластичный материал совсем убрал видимость наличия чего- либо между ног.

Кажется я и вправду становлюсь похож на бабу, - обреченно подумал я.

Вспышка фотоаппарата прервала мои мысли.

- Одень пока халат, будешь завтракать, да, и разложи все в душевой, - прозвучала команда.

Чувство голода проснулось во мне при этих словах. Я не ел два дня, похмельный синдром и стрессы этих дней глушили его до этого момента.

Взяв из вороха одежды цветастый халат, я вдруг сообразил, что количество и разнообразие одежды и белья рассчитано не на один день и все это куплено мне.

- Господи. Жить как баба каждый день – екнуло у меня внутри и сааме смешное, что я сам пошел на это.

Разбирая в ванной косметику и другую атрибутику, я думал о глупости своего положения.

- Изображать женщину, одеваясь и красясь, конечно извращение, но не такое уж и страшное, как казалось сначала, успокаивал я себя. Конечно, проявится на людях в этом виде, было бы кошмаром, но эта ебнутая думаю вряд ли рискнет тащить меня куда- то. Мне нужен только шанс. Верный шанс. Нападать на нее, когда ключи и пульт в недосягаемости теряли смысл. Сдохнуть вдвоем в подвале, который я выстроил для общения с друзьями - глупо. Шанс будет, и я воспользуюсь им!

Фрукты, каша и бутылка минеральной воды на подносе лежали на полу у входа в туалет.

Два листа счетов на оплату там же на подносе содержали перечень содержимого пакетов.

- Подпиши счета, будешь мне должна, я платила свои деньги за это.

Сумма семнадцать с копейками тысяч не смертельная для меня все, же удивила. Выкинуть столько денег на эту глупую затею – мотовство, думал я подписывая бумаги.

- Ешь, и будем обустраиваться, - сказала Люська

Поставив поднос на журнальный столик у стены, я жадно набросился на еду.

- Ноги сожми и не сутулься, так девочки не сидят, прозвучало из дверного проема.

Поза конечно не удобная, но сидеть все же можно подумал я, приняв требуемое положение.

Моя тюремщица удалилась.

- Черт с тобой буду изображать бабу, пока ты не проколешься, думал я, насилуя себя бабьими манерами.

Бесчисленное количество раз она возвращалась с вещами, явно предназначенными для моего проживания здесь длительное время. Постель, посуда, тазы, сушилка для белья и другая утварь, необходимая для автономного плавания.

Появление деревянного топчана для массажа, на котором я отдыхал после парилки в бане, меня удивило.

Его назначение объяснилось вечером, когда я, скованный кожаными кандалами, такими же, как и ошейник, только без жести, лежал на этом топчане. Руки и ноги, соединенные цепью под топчаном, сделали меня так же, как и ошейник беспомощным и доступным для любых действий.

Когда освобожденный от цепей я увидел себя в зеркале, я увидел смутно знакомое отображение своего прежнего облика.

Тоненькие дуги едва заметных бровей, заменившие мои густые широкие заросли, накрашенные ресницы и алые губы, визуально более объемные, превратили меня в подобие женщины.

Мысль, что если кто увидит меня – не узнает, промелькнула в голове.

- Что еще она может сделать со мной?

Убитый морально я глядел на себя, не веря своим глазам.

- Нравится? Я думаю неплохо, сказала Люська

- Впрочем, можешь поэкспериментировать с косметикой, думаю тебе самой надо начинать работать над собой.

Потеря своего лица жуткое ощущение.

- Как жить, не имея его?

Я, это то, что глядит на меня из зеркала, теперь было пародией женщины процентов на 60.

* * *

- Невероятно!

Как мне жить с таким видом?

Как я допустил это?

Дурак, надо было стоять стеной!

Лучше умереть, чем такой позор!

Вычищенная пинцетом шея немного саднила. Люська снимала ошейник на время, чтоб удалить все волосы, которые я не мог достать депилятором. После ее работы лицо и шея стали девственно чистыми.

Пока меры предосторожности у Люськи были на высоте, я продолжал тактику покорного повиновения, и содействия, сказав в слух,

- Похоже ты добилась своего, сделала из меня настоящую бабу. Я даже не узнаю себя

- Еще нет, тебе нужно много работать над собой.

Как ты ходишь? Садишься, ешь? –. Проанализируй и старайся копировать женские манеры. Тебе самой понравится быть изящной.

Надо поискать в интэрнете, чем тебе помочь, а пока смотри по телику передачи на женскую тематику и учись. Спорт и боевики можешь забыть – это теперь не твое.

Ужиная в этот вечер под Люськиным наблюдением, я старался выглядеть женственнее.

Сидеть было, конечно, не удобно, учитывая, конечно, и то обстоятельство, что сидел на собственном члене с яйцами, но все же, как мне казалось, у меня немного получалось

- И еще, дорогуша, обратилась ко мне Люська.

Все постирушки теперь на тебе.

Уже поздним вечером, когда я развешивал на сушилке выстиранные мной наши лифчики, трусы и колготки в проеме появилась сияющая Люська с открытым ноутбуком.

- Посмотри, что я нашла, сказала она, подключая его к розетке.

На экране ноутбука была открыта страница обувного интэрнетмагазина.

- Давай выбирай, что тебе нравится, тут все размеры есть.

Сделав видимость интереса, я выбрал две пары разных цветов и моделей туфель и одни босоножки. Почему-то вся обувь была только на высоком каблуке.

Следующая открытая страница все объяснила – это был интернетмагазин для трансвеститов.

Различные трусы и панталоны с вставками для имитации женских форм предлагались на продажу. Четверо различных по цвету трусов и панталон отметила Люська, после моего выбора.

Дальше были два корсета, пара уникальных силиконовых грудей, которые можно носить под блузкой даже без бюстгальтера и какие то стринги имитирующие вагину.

Заполнив карточки заказов, и внеся данные моей кредитки, она подсоединилась к телефонной розетке и отправила заказ. Тематика следующих страниц состояла из советов и рекомендаций с примерами в фотографиях как создать облик, максимально приближенный к женскому.

Советы по макияжу, манерам, позам и даже тренировке женского голоса располагались на нескольких сайтах интэрнета.

Оказывается, любой мужик может говорить женским голосом, если правильно и настойчиво учиться этому. Яйца, по совету одной из страниц можно затолкнуть в паховые каналы и они не доставят никаких неудобств при ходьбе.

Сделать из меня трансвестита на один день Люське похоже было мало. Может она хочет добиться моего желания в этом, завлечь меня в этот дурацкий, бабский мир с их интересами и потребностями, тем наказав меня за мой шовинизм.

- Ладно, буду подыгрывать ей.

Поздней ночью, по указке своей наставницы, завязав поясок пеньюара, я собрался лечь в постель организованную из застеленной матрасом раскладушки.

- Ты что, одна собралась спать? А мужика с собой не берешь?

Парализованный я безмолвно глядел перед собой, не веря услышанному.

- Сука ты остановишься когда – ни будь, - мысленно ругнулся я.

- Может тебе помочь?

Стиснув зубы, я встал, подошел к шкафу и достал его с нижней полки, куда я забросил этот предмет днем во время обустраивания моего жилья. Голос Люськи остановил меня когда я оголил свой зад, задрав полы халата.

- Эй куда торопишься? А поиграть7

Ты мне в прошлой жизни постоянно пытался засунуть свой член в рот и говорил, что мне это понравится.

Так не отказывай себе в удовольствии, иди в кровать и, оторвись на полную катушку.

Взяв безвкусный латекс в рот, я остановился, не зная, что делать дальше.

- Ну что, нравится? Сказала Люська, несколько раз щелкнув меня на фотоаппарат.

Ладно, давай по настоящему, сказала она, бросив мне пакет со смазкой.

Заголив зад, лежа на боку, я безуспешно пытался воткнуть член в зад. После нескольких попыток я лег на спину, раздвинул ноги и приподняв зад, попытался сделать это спереди. Все безуспешно.

Опасаясь Люськиного вмешательства, по памяти прошлой ночи, я подсунул подушку под зад и попробовал другой способ.

Наставив головку между ягодиц, и уперев вибратор в постель, я, сгибая ноги в коленях, стал насаживать себя на это китайское изделие. Зажатый пятками член изгибался под давлением моего зада и мало помалу начал входить в мой анус. Болевое ощущение остановило продвижение. Легкими надавливаниями и отпусканием я массировал свой зад, как бы привыкая к появляющейся боли. Еще надавливание, и головка члена проскочила внутрь меня. Вспышка боли потухла, а ощущение расширенного отверстия перебила мысль. В следующий раз она меня под живого мужика подсунет, и я также безропотно лягу и раздвину ноги.

Потихоньку, уже руками, протолкнув аппарат до упора, я лежал, ожидая дальнейших инструкций.

- Включи вибратор.

На нажатие кнопки прибор не отреагировал.

Захватив с собой фотоаппарат и камеру, Люська ушла, сказав,

- Не буду мешать. Спокойной ночи дорогая.

На следующий день, проснувшись, я обнаружил у лестницы поднос с завтраком и отпечатанные на принтере листы с содержанием вчерашних страниц интернета, а так же счет с подробным описанием вчерашнего меню на сумму 50 баксов.

Люськи нигде не было.

Предоставленный сам себе я включил телевизор. Пробежавшись по всем все каналам, и ничего не найдя, я рассеяно оглядел комнату моего проживания.

Взяв распечатки, я начал читать это маразматическое чтиво.

Самым интересным из мира фантастики было тренировка женского голоса

Прочитав, и попробовав несколько упражнений, я переключился на следующую тематику.

Макияж – идиотское занятие, хотя, толково раскрашенные бабы привлекали мое внимание всегда.

- Эта дура, должна видеть мой интерес и желание, раз у нее такой план- думал я

Прочитав все, что было на эту тему, нужно было начинать практику.

Приступая к процедуре, я перетащил все, что было из косметики в комнату, включил принесенное Люськой с верху увеличивающее зеркало с подсветкой и в соответствии с инструкциями поэтапно начал созидать. Все оказалось не так просто. Первый диссонанс - в увеличивающем зеркале была видна редкая поросль волос отросших со времени эпиляции. Работая пинцетом над этой незадачей, требующей кропотливого труда, я мысленно выругался над живучестью своих волос.

Одиночные волосы вытаскивались почти безболезненно.

Идеала достичь так и не удалось. Самые короткие волоски остались точками на коже, похожими на угри. Тональный крем был явно не подходящего оттенка. Моя кожа значительно темнее и требовала совершенно другой тип, и все же, я попробовал осветлить ее этим кремом слегка.. При работе над глазами тушь несколько раз попадала мне в глаза, так, что промывая их, я почти смыл весь тон.

Постепенно вид мой преображался, и по моему впечатлению, женственности в отражении стало намного больше.

Ярко красный контур губ контрастировал с голубым пеньюаром и привлекал внимание.

Пришедшая Люська, раскритиковала мои художества, и внесла некоторую ясность, сделав поправки в деталях макияжа, Не подлежащее обсуждению требование одеваться соответственно времени суток было озвучено с ледяным спокойствием.

Целый день проходив в шелковом халате я не чувствовал особого дискомфорта.

Скольжение шелка по голым ногам было новым и довольно приятным ощущением для меня.

Пока Люська готовила еду, я облачился в бабскую одежду, предварительно прихватив из шкафа новое белье.

Применив способ из интернетных распечаток, я согнулся в позе бабы над унитазом, и поочередно одно за другим вдавил содержимое мошонки в себя. Оставшиеся кожанные мешочки прижал завернутым назад членом и закрепил трусами. Состояние относительного удобства немного обрадовало меня.

Это пустое племя все делает, чтоб ограничить свою свободу.

Обтягивающее и утягивающее белье, узкие юбки и каблуки, которые наверняка не прибавляют свободы, придумано в угоду порой сомнительной красоте - думал я, разглядывая себя в зеркале.

Принесенный ужин предварило жужжание лебедки на верху. Состояние подвешенности немного ослабло, когда Люська с моей соткой в руках появилась передо мной.

- Мне уже надоело, сердитым голосом сказала она, второй день спрашивают по телефону какого то Мишу. Звони своим собутыльникам и на фирму и скажи, что никакой Миша здесь больше не живет. И не вздумай жаловаться на меня и звать на помощь.

Дуга электрошока, прошипела перед моим носом.

Эту машинку я сам купил ей год назад, когда она со смехом рассказывала, что какой то хмырь пытался привязаться к ней поздно вечером около офиса. Люська тогда оценила мою заботу и пару раз даже брала его с собой.

Мысли лихорадочно вращались в голове.

- Прибегут мои друзья, или милиция, чтоб освободить меня, и что увидят?

Дурной славы все равно не избежать.

Осознание безнадежности ситуации, встало мучительным выбором позорной свободы или надежды, на случай Люськиной ошибки.

Выбрав последнее, я обзвонил всех потенциальных абонентов и сообщил, что ухожу на яхте с друзьями в длительный круиз.

- Когда вернусь – позвоню, говорил я.

Вопросы бизнеса, конечно, я переадресовал на Люську.

- Ты у меня просто душка, у тебя большое будущее сказала она многозначительно.

Ощущение очередного проигрыша легло грузом сомнений в планах дальнейшего сопротивления.

После ужина Люська делала мне маникюр, а я молча слушал ее наставления о необходимости следить за руками и комментируемой технологии этого дела.

Еще одна деталь мужского облика исчезла под розовым лаком для ногтей. Как быстро все переменилось! Маленькие уступки пошагово уводили меня из моего мира.

Неделю спустя я уже не чувствовал неудобства женской одежды, ставшей обычным атрибутом жизни. Ежедневно варьируя сначала по указке, а потом самостоятельно, свой гардероб я незаметно для себя вжился в роль, а отражение в зеркале стало привычным.

Тюремное время скрашивали женские журналы и любовные романы, принесенные Люськой. Запрет на мужскую тематику по телевизору я не нарушал, опасаясь возможных репрессий. Миниатюрные видеомониторы установленные под потолком около троса и в туалете не оставлял шансов быть не пойманным.

Сначала я не мог читать эту галиматью, манекенщицы из журнальных фотографий воспринимались, как просто красивые бабы для секса. Постепенно, со временем я стал замечать их одежду, макияж и другие детали, мысленно отмечая и примеряя на себя интересные модели.

Осознание собственного интереса удивило меня, но не испугало так, как другие перемены в моем физическом состоянии, произошедшие к тому времени.

В начале второй недели моя тюремщица принесла наполненный шприц и кучу таблеток.

- Вид у тебя не важный что то, попей витамины ответила она на мой вопрос.

Витрум, и аскорбиновая кислоты с инструкцией по применению, какой-то Финаст и Верошпирон. Объяснив что и как принимать и всадив в ягодицу укол, она зачем то сфоткала меня.

- Волосы на лице не выщипывай больше, будем делать гальванику.

- А что это такое? Испуганно спросил я

- Не бойся, не смертельно.

Три дня спустя, скованный кандалами, я лежал на топчане под, купленным где то Люськой, мощным увеличительным стеклом с подсветкой,.. Провод с металлической пластиной от небольшого прибора с амперметром был подсоединен манжетой на липучке к моей руке.

Другой с похожим на цанговый карандаш зажимом Люська держала в руке.

- Такова твоя женская доля, раз тебе не повезло с волосами.

Удаление волос навсегда возможно только с помощью электроэпиляции дорогуша. Так, что девочка, придется потерпеть. Протерев лицо спиртом, и опрыскав небольшой участок Лидокаином, она приступила к экзекуции. Пытки закончились часа через три. Вконец измотанный лежанием на спине и болью процедуры я с растекшейся от слез по щекам тушью глядел на результат Люськиных трудов. Сначала эпиляции, у инквизиторши ничего не получалось. Игла часто уходила мимо волоса, а ток был то большой, оставляя ожоги, то маленький, не добивая луковицу. Через полчаса упорных упражнений на мне Люська орудовала как профессионал.

На утро опухоль на лице спала, а к вечеру следующего дня исчезла и краснота.

Снова появившуюся поросль волос, я уже ненавидел, ожидая очередной пытки.

Как и было расписано на сайте интернетмагазина через двадцать пять дней после заказа почтальон экспресс доставки принес посылку с трансвеститскими атрибутами. Получив от меня расписку в получении, Люська умчалась с ней на верх и через минуту вернулась с огромной коробкой. Примерка началась немедленно.

Мое появившееся откуда то любопытство, с притупившимся за эти недели чувством мужского нигилизма к женской атрибутике и жизни проявилось желанием быстрее увидеть уникальные предметы нашего заказа. Разорвав упаковку ящика, я вскрывал коробки и пакеты, выкладывая содержимое на диван.

- Примерь, сказала Люська, когда я вскрыл первую коробку с обувью.

Женские домашние тапочки без задников, купленные мне, вносили дисгармонию в самооценке моей внешности. Одев туфли, и оценив свой вид в зеркале, я даже почувствовал удовлетворение от завершенности композиции под названием женщина.

* * *

Первые дни моего перевоплощения я все делал с сознанием усыпить бдительность Люськи и угодить ей, выглядя совершеннее. Незаметно, в процессе событий, что то повернулось в голове. Не меняя сути моей цели, проснулось мое чувство вкуса и нежелание видеть уродство.

Примеряя обувь, я не почувствовал неудобства каблуков, и не сняв последнюю пару, с эмоциональным подъемом, уже нетерпеливо распаковывал следующую упаковку.

Трусы и панталоны для коррекции фигуры в огромном количестве.

- Не ужели мы все это заказали?

Примерив, каждую модель и рассмотрев себя в зеркале во всех ракурсах, я удовлетворенно отметил полную гармоничность облика. Последний штрих не соответствия форм исчез, заполнив пустоты под юбкой. Не веря в реальность, с показным интересом я задирал подол юбки и проверял наличие приобретенных форм, изменяя положение перед зеркалом. Латексное, по виду бесформенное приспособление, освобожденное из пакета, вызвало некоторое замешательство в моем сознании. Бегло оценив непонятность предмета, я собирался отложить его в сторону.

- Примерь, это то, что тебе надо - сказала моя наставница.

Без колебаний и сомнений, как манекенщица в студии, я быстро стянул с себя юбку, колготки и трусы.

Разобравшись в назначении покупки, я просунул свой член в обжимающее приспособление, и натянув конструкцию, сделанную в виде трусов с открытым задом, взглянул в зеркало.

Рыжий треугольник и пустота между ног, с едва видимыми очертаниями границ приспособления, образовали полную иллюзию женских половых органов..

Три различных корсета смотрелись простыми тряпками не понятного назначения.

Отложив их в сторону, я достал коробку с силиконовыми грудями.

Более эластичные, чем у меня они прикрепились к моей груди и смотрелись почти, как настоящие.

Одеть бюстгальтер, имея реально торчащие сиськи, теперь было намного сложнее.

Ощущение причастности к бабскому племени наполнялось ежедневно маленькими дозами и отношение к вещам не свойственным мне, менялось вместе с ним. Этот день также внес очередную дозу в мое подсознание

Закончив примерку и аккуратно сложив все на полки моего гардероба, я ходил по комнате, тренируя женский голос, песнями из репертуара Орбакайте. Хождение на каблуках давалось мне не легко.

Интуитивно, еще более уменьшив ширину шага, я мерил расстояние от стены до стены выполняя свой обычный, единственно позволенный мне Люськой, тюремный моцион.

Шли дни. Люська методично уничтожала во мне мужские признаки с педантичностью маньяка. Регулярная эпиляция значительно сократила количество вырастающих снова волос на моем лице.

- Бог с ними, думал я, хоть бриться будет не нужно.

Грудь и живот оставались без признаков последующего оволосения уже через два месяца регулярной гальваники. Однажды, параллельно с лицом и шеей, которые уже не опухали, а лишь краснели от воспаления, Люська принялась удалять волосы вокруг моего ануса, и на члене.

Дикие боли, похоже, доставляли ей удовольствие, и она с упоением всаживала иглу в мои яйца.

Безволосые гениталии выглядели чужеродным предметом, нелепо висящим в низу живота.

Слезы навернулись у меня на глазах от безысходности ситуации, от того, что происходило со мной.

- Ну, ну, не надо, успокойся.

Смотри, как хорошо получилось, говорила Люська, обняв меня за плечи. От ее участия слезы хлынули у меня потоком.

- Что ты со мной делаешь? Не ужели нельзя остановиться? Сколько можно мстить? Взывал я к Люське, рыдая.

Обнаруженные месяцем раньше довольно приличные шарики уплотнений под сосками вместе с появившейся в них болью от прикосновения обеспокоили и озадачили меня.

Так и у меня было, когда начала расти грудь – ответила Люська, когда я испуганный пожаловался на последствия ношения накладных грудей, как думал я.

Безобидные изменения, вносимые Люськой в мою внешность, сначала не пугали меня, но месяц переживаний по поводу роста груди и этот глупый вид гениталий вдруг сорвали стопкран эмоций в не свойственной мне манере.

Как девка, я ревел, и лил слезы от жалости к себе. Такое было со мной первый раз.

- Я не хочу быть посмешищем, похожим на женщину. Я хочу быть собоо- ой.

- И не будешь, если захочешь. Сделаешь операцию, не будет у тебя этого отростка и никто не скажет, что ты не настоящая.

Как гром прозвучавшие слова, подняли в памяти передачу по телику, которую я связанный под столом, слушал, пока не уснул.

- Так вот, что эта ебнутая уготовила мне! Не компромат и унижения были ее целью.

Целенаправленно, день за днем эта гадина делала из меня бабу для реальной жизни, Просмотрев передачу про этих извращенцев она решила проделать эту процедуру со мной.

Как зверь я набросился на нее, пытаясь схватить рукой за шею, одновременно другой, замахиваясь для удара. К моему удивлению, моя рука прошла мимо шеи и застыла в воздухе, плотно зажатая вокруг запястья Люськиной рукой. Пролетев мимо цели, я вдруг, ощутил резкую боль в кисти, и инстинктивно приседая и отступая назад, вдруг повалился на спину.

Оседлав меня сверху, Люська прижала мои руки к полу, на уровне головы и успокоительно сказала

- Не надо так дорогая, это не по- женски.

Оторопевший сначала от такой ситуации, я напрягся, и с новой силой стал барахтался на полу, пытаясь вырваться, из –под Люськи.

Какая то неведомая сила появилась в моей жене, хоть и с трудом, но все же физически она могла меня, мужика, удерживать в прижатом положении, при всех моих потугах освободиться.

Раздавленный морально и физически я, наконец, обмяк, и снова высохшие глаза наполнились слезами.

Удар подщечины, с легким головокружением и пылающей щекой, добил меня морально. В потоке слез, истерично рыдая, я лежал на полу потерянный и жалкий, в ногах моего тирана.

- Сучка, еще раз прыгнешь, будешь висеть 24 часа в сутки на поводке – тяжело дыша выдохнула Люська.

Борьба в партере далась ей не легко, но она была победителем в битве, и наградой ей было мое поверженное я.

Когда Люська два года назад записалась в Ушу, заманенная подругой в эту секту, как я ее называл, я посмеивался над этой китайской философией и позами упражнений.

Уверенный в своей силе, и превосходстве обычного кулака, я сначала снисходительно, а позднее с раздражением наблюдал ее фанатичные хождения на тренировки, из- за которых, порой откладывались деловые встречи и конечно домашние дела.

Теперь, в положении полной не способности противостоять бабе даже физически, я превратился в кусок пластилина, под идиотским именем Дарья.

Заснул я только под утро. Без ежедневного перед сном, заталкивания в жопу вибратора под наблюдением Люськи, я лег спать. Механически раздевшись и одев пеньюар, я погрузился в бесконечные размышления.

Я, в общем то не хилый, всегда мог дать сдачи. Начав пить, я забросил, пусть не регулярный, но довольно разнообразный спорт. Пусть полтора года без спорта, ну еще три месяца запрета на любые упражнения – невероятно, быть слабее Люськи, потеряв силу за это время. Я же мужик, должен быть сильнее в любом случае, свербила мысль.

Наверняка уколы в этом виноваты, я ведь не знаю, что за дрянь она мне колет.

Проснулся я в темноте, свет из приоткрытой двери туалета чуть освещал комнату, создавая полумрак.

Сколько я проспал? Час, или сутки?

Странно, в окнах полная темнота. Включив свет и подойдя к окну, я разглядел кирпичную кладку в проеме за стеклом.

- Замуровала гадина, дополнительно страхуется, отрезав шанс побега через окно, подумал я.

Состояние подавленности и растерянности сковали мое сознание.

Механически одевшись и позавтракав, я включил телевизор и уставился в экран.

Мелькание картинок передачи Фешион с бабами на подиуме в перемежку с рекламой, опять же для них, вдруг обрели адресность в моем лице. Уготованная мне Люськой судьба превращалась в реальную перспективу другой, чуждой мне жизни. Одеться и накраситься, как можно эффектнее, как персонажи из телевизора, с очевидной целью, чтоб мужик захотел и раздел меня.

К моему ужасу я осознал, что часть этого пути уже пройдено.

За эти месяцы я обрел бабский облик и привычки, растерял мужскую силу, и став слабым существом, тем самым лишился возможности что- либо изменить, даже при наличии шанса.

Отсутствие волос на жопе и моем хозяйстве, после того, как прошло воспаление, обернулось ощущением гладкости и приятной щекочущей, возбудимостью.

Господи, этого еще не хватало, подумал я, когда мой член отвердел на следующую ночь при длительном контакте с моей жопой вибрирующих яиц вибратора. Люська, в отличие от предыдущих ночей, контролировала процесс, который начался с нововведения.

Одев по команде купленные Люськой днем нежное сексапильное белье, чулки с ажурными резинками и коротенький пеньюар из чистого шелка я приспустил трусы. Растянутые ежедневным упражнением мышцы легко пропустили латексный член.

Поверни на 180 градусов, вытащи, чтоб головка только оставалась в тебе, теперь засунь полностью – чередовались ее команды.

Ножками одну о другую двигай, как на велосипеде. Так Хорошо!

Неожиданность своей реакции смутила меня.

Не контролируя ситуацию, ощущая крайнее возбуждение, я кончил буквально в считанные минуты. Сперма растеклась по моему животу, выступив мокрыми пятнами на шелке трусов.

- Да ты дорогуша у нас еще и с эрогенным задком, – как в тумане прозвучали Люськины слова.

Красный от смущения я, лежал с закрытыми глазами, проклиная случившийся позорный оргазм и все на свете.

Восьмое марта в новом году определило мою судьбу окончательно. Причастность к женскому сообществу еще не заменила мою самоидентификацию, но образ жизни, навязанный Люськой, уже не был чужим и ненавистным.

Приготовления и постоянные напоминание о празднике всколыхнули рутинную жизнь.

Накануне перед ним, мой домашний парикмахер, в лице Люськи сделала мне по специальным методическим журналам для парикмахеров стрижку. Значительно отросшие за это время мои волосы уже могли быть немного стилизованы, и результат ее трехчасового старания поразил меня новым обликом. Собственные волосы, крашенные в сочный каштановый цвет, с объемом, созданным легкой химией и бигудями казались невероятными. Залысины, признак мужественности, скрыла густая объемная челка, а стрижка под мальчика, заменившая каре парика, при моей длинной шее, казалось, еще больше прибавила женственности в моем облике.

Эмоциональный подъем от каких-то изменений в моей рутинной жизни, наполнял меня жизненной энергией. Подписывая абстрактный счет на 900 долларов за стрижку, я готов был дать чаевые за прожитые мгновенья манипуляций с моей головой и внимание.

* * *

Утро следующего дня начались с поздравлений с восьмым марта и подарка.

Женский поцелуй в виде касания щеки о щеку внес новый заряд в мое тюремное бытие.

Букет алых роз и громадная коробка, перевязанная розовыми лентами, заполнила мои руки.

Растерянно- счастливый, не понимая почему, я благодарил Люську и ответно желал ей женского счастья и успехов в жизни, ощущая инстинктивно вину в невозможности одарить ее чем либо.

В завершение церемонии, повернув меня к себе спиной, Люська, открыв замок, сняла с меня ошейник и сказала многозначительно.

- Я надеюсь на твое благоразумие, дорогая. Ты же у меня не глупая девочка и понимаешь, что сражаться со мной себе во вред.

Слезы счастья выступили на глазах. Радость свободы, и чувство благодарности с готовностью отдать все в этот миг, переполняли меня.

Вечернее платье, из какого то дорогого бутика, по настоянию Люськи пришлось примерить сразу, предварительно наведя полный марафет.

Немного тесноватое в талии оно облегало мою фигуру в соответствии с классическими нормами. Отражение в зеркале не казалось уродливым, а женственность и какая то красота, в целом, радовали глаз. Покрутившись перед зеркалом, я еще раз поблагодарил Люську..

- Сегодня будет вечеринка, придут гости, хочешь поучаствовать7 - как бы между прочим сказала Люська, когда я вешал на вешалку новую вещь моего гардероба.

Предложение было как гром среди ясного неба. Не ужели она хочет меня вытащить на люди в таком виде. С ужасом в глазах я смотрел на Люську, боясь услышать повелительное - надо.

- В прочем, как хочешь, сказала она улыбаясь.

- Но мне нужна твоя помощь в подготовке ужина.

Впервые за долгие месяцы тюремного заключения я попал на верх своего дома.

Ощущение, что я попал в чужой дом, свозило в коридорах и комнатах. Небольшие изменения в обстановке, и отсутствие каких то мельчайших деталей моего прежнего присутствия, создавали атмосферу дискомфорта.

Пройдя со мной из подвала прямо на кухню, Люська обрисовала задачу подготовки к вечеринке.

Чистка картофеля, нарезка овощей для салатов и многое другое предстояло сделать мне до вечера.

Одев фартук, я орудовал, ножом срезая кожуру картофеля. Радостное чувство свободы не пробудило в сознании мой прежний статус. Привычно играя роль женской особи, я с душевным подъемом выполнял кухонную работу, разнообразившей в этот день мою жизнь.

Естественный позыв мочевого пузыря прервал работу.

- Мне нужно в туалет - сказал я Люське.

- Иди, пожав плечами ответила она.

Привычно сев на унитаз, и справив нужду, я начал заправлять свой отросток между ног.

Господи, я же мужик и свободен от цепей, как молотком стукнуло мне в голову.

Кровь прилила к лицу, и рой мыслей о возможном побеге, пронесся в голове. Глянув на свое отражение в зеркале, я не увидел ничего мужского.

- Что-то еще можно исправить подумал я, если удастся освободиться

- В открытую сражаться с Люськой рискованно - мелькнула мысль.

- У меня же нож был в руках!

С этой мыслью я выскочил из туалета и прямиком направился на кухню.

Стоящая на моем месте Люська, повернулась ко мне и вопросительно глядела мне в глаза.

Застыв в дверном проеме я глядел на своего врага.

- Эй, девонька, что с тобой? Спросила Люська.

Видимо прочитав, написанные в моих глазах мысли она жестко произнесла.

- Не глупи, тебе же будет хуже.

План с ножом сорвался, и я лихорадочно соображал, что еще можно сделать.

Не придумав ничего, я бросился по лестнице вниз, на ходу уронив подставку с цветами, которые посыпались по ступенькам вслед мне, перегородив дорогу.

Втащив из замочной скважины ключ и захлопнув за собой дверь, я трясущимися руками с трудом вставил его снаружи и повернул, когда ручка двери лязгнула под давлением изнутри

Блокировав замок повернутым ключем, я перевел дух и попытался собраться с мыслями.

Холодный мартовский ветер задувал под юбку, и пронизывал насквозь нейлоновую блузку.

Заскочив в баню, я не обнаружил ничего из моей одежды. Розовый в цветах махровый Люськин халат и ее старая зимняя куртка с капюшоном, висевшие на вешалке, не оставляли мне ни какого шанса переодеться. Схватив, на ходу куртку, я выскочил из бани, заслышав звук открываемых подъемных ворот гаража. Паническое состояние вновь овладело мной. Открыв дверь входных в усадьбу ворот, я не задумываясь со всех ног бросился бежать по направлению к проезжей дороге, к людям, которые могут быть там и могут спасти меня. На ходу избавившись фартука и просунув руки в рукава немного маловатой мне куртки я мчался к призрачной свободе.

Триста метров с многочисленными падениями я преодолел с большим трудом. Остановившись на обочине проезжей дороги, тяжело дыша, я оглянулся в сторону дома. Проем въездных ворот для автомобиля был наполовину открыт.

Господи, я пропал, на машине она через минуту меня догонит - подумал я.

Опустошенный и обессиленный я пошел в сторону города. Кровь стучала у меня в висках, а гул в ушах притупил мой слух.

Появившийся неожиданно рядом Лэндкрузер с затемненными окнами, заставил меня вздрогнуть.

Из переднего открытого окна мордоворот, с массивной золотой цепью на шее, окликнул:

- Эй, красавица, подвезти?

Сообразив, что обращаются ко мне, и мое инкогнито не раскрыто, я с готовностью кивнул. Вновь вспыхнувшая надежда освобождения озарила мое лицо.

- До города, а там в милицию. Черт с ней, с репутацией.

- Сменю место жительства, и все будет нормально - пронеслись мысли

Галантный мордоворот с заднего сиденья помог мне сесть в машину, пропустив вперед себя.

Зажатый с двух сторон, я сидел между двух мужиков, сжав ноги, как подобает женской особи.

- А чее не по сезону одета – спросил передний пассажир.

- Обстоятельства – пропищал я после небольшой паузы. Запрет на мой прежний голос практически разучил меня говорить иначе, как женоподобно.

- Ага. Промычал пассажир, как будто ему все было понятно.

- Зовут то как? - снова спросил он.

- Даша

- Интересное имя - изрек мордоворот

- Давно такого не слышал. Куда путь держишь?

- В город – ответил я.

- А в городе куда?

- На вокзал – ляпнул я, не подумав.

- Слыш, а что это у тебя за голос какой то странный, не естественный какой то - спросил он с сомнением, оглянувшись и глядя на меня в упор.

С испугом, покраснев до кончиков волос, я молчал. Затянувшаяся пауза прервалась восклицанием.

- О бля, мужики, да мы педика подцепили. Леха тормози.

Черт, хуй отличишь от настоящей бабы - сказал он, глядя мне в лицо и схватив меня за силиконовую грудь.

- Это меня жена такой сделала, я сбежала от нее- испуганно пропищал я привычно называя себя в женском роде в надежде, что меня поймут

Громкий гомерический хохот потряс кабину Крузера.

- Слыш, мужики, че делать будем с этим гомиком..

- Значит на вокзал на заработки собрался?

- Под кем сидишь?

- Ни под кем. Я же говорю, что сбежала от жены она меня насильно такой сделала - промямлил я.

Мимо промчался Люськина Тоета РАВ- 4 и лихо развернувшись впереди, остановился, поравнявшись с окнами водителя. Через опущенное стекло водителя как сквозь сон, я услышал ее голос.

- Мальчики, удовольствие стоит 20 баксов с человека. У нее сегодня дебют, поэтому так дешево сегодня.

Хохот мужиков не стихал минуту.

- Во бля жизнь. Семейный подряд Ха, ха, ха.

- Че мужики, кто будет?- спросил Леха сквозь смех.

Взамен полученных полутора тысяч рублей Люська передала пару упаковок презервативов и крем для рук из своей косметички. С ужасом я безмолвно наблюдал за действом. Люськин смех и ее фривольный треп с пассажирами Крузера ввели меня в состояние ступора.

Как под гипнозом, оставшись наедине с галантным мордоворотом, я выполнял его команды. Зажав, как певица на эстраде микрофон, я склонился под давлением железной руки к его члену и взял в рот.

Теплый мясистый предмет вдруг начал твердеть и увеличиваться в размерах, так, что мышцы скул начало сводить. Давление с верху несколько раз перекрывало дыхание. Интуитивно в поисках комфортного положения я работал губами и языком. Интенсивное скольжение губами по головке члена, дали относительную свободу от давления рук.

Растущее напряжение закончилось взрывом ударившей мне в горло спермы. Безвыходно проглотив результат моей работы, я еще минут пять по его указаниям пытался реанимировать его мужское достояние. Наконец, получив увесистую затрещину, я упал на сиденье Крузера.в надежде, что все кончилось. Следующий пассажир в манерах отличался от предыдущего. Работая своими губами и доведя его до крайнего состояния, я по команде, раскатав презерватив на его скромный по сравнению с предыдущим экземпляром фаллос, приспустил трусы. Смазанный кремом член скользил в моем заднем проходе, создавая давление и разряжение согласно законам физики.

Ерзая щекой по разложенному сиденью при каждом толчке в зад, я постепенно выходил из трансового состояния. Осознание происходящего пришло с чувством потери последней надежды вернуться в прежнюю жизнь. Как последнюю шлюху меня трахали в рот и жопу, и что либо изменить уже было нельзя. Снимая на маникюренными руками презерватив, и удаляя ртом остатки спермы на члене мужика я уже не испытывал душевных терзаний и воспринимал ситуацию, как любая другая женщина, попавшая в подобную ситуацию.

Третий мордоворот, сидевший за рулем, с татуировками на руках не церемонясь сразу всадил свой хуй мне в жопу.

Ощущение живого предмета в моем заду с ритмичными толчками неожиданно обернулось приятным возбуждением. Судороги оргазма сотрясали меня, когда я услышал.

- Сука, ты еще и кайф ловишь раньше меня.

Удар по спине вернул меня к действительности.

Схватив меня за волосы, и повернув к себе, громила с ходу вонзил свой член мне в рот, перекрыв дыхание. С трудом соображая, я принялся за спасительную работу, интуитивно подбирая выход из ситуации.

Сидя на заднем сиденье Люськиного РАВа я слушал болтовню моей сутенерши.

- Не мальчики, я дорого стою, у вас денег не хватит. Захотите экзотики – звоните.

- Дашка будет рада. О цене договоримся.

- Как постоянным клиентам будет скидка. - прозвучало на прощание

Дома избитый ногами и руками я валялся на полу в ногах у Люськи, прося прощения и уверяя, что больше не буду противится ей.

Ночью, когда давно стихла музыка, и шум вечеринки, звук Люськиных каблуков оповестил о ее присутствии в моем подвале.

Сильно поддатая, в легком халате на голое тело, она направилась прямиком к моей раскладушке

и скинув халат легла на мою постель. Я остолбенело смотрел на голую Люську не пронимая, что бы это значило.

Сделай мне приятное, а то я скоро свихнусь от этих одноразовых мужланов.

Налепая ситуация обескуражила меня. Забытые мужские инстинкты, при виде призывно раздвинувшей ноги Люське начали возвращаться ко мне. Дрожащими руками я начал расстегивать пуговицы халата.

- Не снимай, в этом нет необходимости, мне нужен твой язык – прозвучала команда

Начавший было твердеть член, обмяк. Вздохнув, я склонился над Люськиной пиздой и приступил к удовлетворению этой сучки в лесбийской манере. Первоначальное отвращение прошло довольно быстро, и вскоре я зарывался носом в розовое мокрое лоно, работая языком и руками.

Наступившее лето разнообразило мою жизнь выездами на пикники, в компании бандитов из рокового Крузера.

По звонку, Люська привозила меня в назначенное место, оставляя на попечение ставшего моим любовником, покровителем и надзирателем Лехи. Запрет на алкоголь контролировался им в жесткой форме, как того требовала моя сутенерша. Отдавая меня в первый день, она сказала Лехе

- С тебя 10 литров бензина, и сотку отдаш Дарье она копит на собственные груди, о которых она давно мечтает. Перспектива заполучить имплантанты в тот миг вызвали у меня испуг, а полученные за этот вечер 100 баксов с предложением Лехи оплатить операцию сразу с последующей отработкой показали неотвратимость этого.

- Желание клиента священно - сказала сутенерша.

Достав увесистый лопатник, бандюга улыбаясь спросил

- Сколько?

- Пять – шесть тысяч баксов ляпнул я, уверенный, что такие деньги в его кошельке не поместится и сумма, выбрасываемая им на ветер отпугнет его.

- Однако - сказал Леха, доставая из заднего кармана джинсов еще пачку соток.

Потерянный, я стоял у дверей, держа в руках деньги, сознавая очередной проигрыш.

Люськино предложение подобрать форму и размер, а так же проследить, чтоб ничего со мной неожиданного не случилось Леха отверг, сказав, что это не его проблемы и что через месяц включит нам счетчик, если я буду без настоящих сисек.

- Не нам, а ей поправила его сутенерша кивнув в мою сторону.

- Не пойму я ваш семейный подряд – согласившись сказал Леха.

Загнанный в угол сложившимися обстоятельствами, на следующий день я ватными ногами перешагнул порог клиники.

Красный от смущения, сидя перед доктором я излагал выдуманную историю.

- Я транссексуал и хочу увеличить свою грудь

- Нет проблем – без колебаний буднично ответил коммерсант в халате доктора, как будто мое заявление было чем -то обычным. Прослушав рекламную лекцию про Менторовские проезы, лучше которых нет, я узнал перспективу и технологию заполучения сисек. Стоимость операции оглушила меня радостью. Денег, данных Лехой хватало лишь на одну грудь.

Выскочив из кабинета, счастливый, я мгновенно сник при Люськином толковании ситуации.

- Ты уже подписалась, и его не волнует где, и как ты заполучишь свою грудь. Так, что, дорогуша, придется тебе раскошелится, либо искать еще одного спонсора, если надеешься еще пожить на этом свете.

Есть конечно более дешевые клиники в других городах, но дорогуша возить тебя я не собираюсь.

Практически обнулив свой счет, я рассчитался за операцию своей кредиткой, заполучив внешне натуральные сиськи третьего размера, рекомендованные мне доктором, согласно моих пропорций. Увидев обретенное в зеркале я расплакался, прощаясь с надеждой вернуть свой прежний статус.

Как оказалось, желающих воспользоваться моими услугами среди бандитов было не так уж и много. Смысл моего появления в этой компании заключался в приколах над одним из гостей, не знавших меня. Так или иначе, удерживая до определенного момента объект прикола на расстоянии, я заводил его, и эффект его открытия, под хохот братвы, смаковался весь последующий вечер. Были и курьезы в виде попыток избиения, но постоянный мой хранитель и любовник Леха всегда спасал меня.

В кругу натуральных женских особей, обслуживающих эту компанию, я не чувствовал себя чужим. Разговоры о тряпках и мужиках с их достоинствами и недостатками, сплетни и интриги постепенно вводили меня в женское сообщество, замещая прежние устои.

Желание совершенства и быть востребованой для любви незаметно отравляло мое сознание.

Наступившая зима обогатила мой гардероб норковой шубкой и тремя парами ультрамодных сапог, которые были на размер меньше, чем болтающиеся на ноге разношенные туфли. К моему удивлению размер ноги у меня уменьшился, достигнув стандартного 41 женского размера.

Изменения, произошедшие в моем сознании и физическом состоянии, внешне казались незаметными.

Округлившийся овал лица был привычным, а припухлые, губы, которые можно было отнести к эффекту макияжа, казалось, всегда были такими.

Однако, глядя на себя в зеркало после душа я уже видел несомненно женский облик в отражении, подтвержденный пусть не тонкой, но все же видимой талией без всякого корсета.

Жир, осевший на бедрах и немного отвисший зад, дополняли общую картину.

Беззаботная жизнь проститутки меняла ценности и понятия согласно принятым канонам.

Находясь сауне, в составе женского контингента обслуживающего Лехину компанию, я даже стал ощущать ущербность в отсутствии живой пизды между ног.

Прошлая жизнь в круговороте дней совсем стерлась в моей памяти. Роль прислуги в доме Люськи с обязательной униформой и домашняя работа заполнили мою жизнь до отказа. Глядя мыльные оперы по телевизору, я сопереживал и страдал вместе с героинями фильмов, проливая слезы и смеясь вместе с ними.

Вязание, шитье и кулинария под управлением Люськи стали частью моих интересов.

Наступление весны и пришедший женский праздник с вечеринкой омрачились появлением у Люськи любовника.

Сотрудники моей фирмы в лице управляющих и главных менеджеров отметили мое сходство со мной прежним, спросив, не сестра ли я Михаилу. Сообщив, что я дальняя родственница я обслуживал гостей, разнося напитки и бутерброды, иногда получая в качестве благодарности прикосновения и щипки в области моего зада.

Игра в прислугу забавляла меня. Лавируя от одной группы, к другой, я прислушивался к разговорам.

- Клевый был проход, и один на один он не смог забить гол – шел разговор в одной.

- Ты бы видела, какой у него огромный член, я случайно выглянула из окна, когда он собирался, ну вы понимаете, с этой шлюшкой. Я была поражена. Такой мужчина! – шел разговор в другой.

- И что он нашел в этой кикиморе? Я бы ни за что не подумала, что он клюнет на такую дуру.

Мужики - полные кретины - был разговор в третьей.

Танцы и обильная выпивка, песни под караоки и гитару шли нескончаемой чередой. Приставания мужской части мероприятия щекотали мое самолюбие.

Поздней ночью гости начали разъезжаться. Люська провожала каждую партию отъезжающих машин, пожимая руки и символически обмениваясь поцелуями. Последняя машина главного менеджера по маркетингу осталась в нашем доме до утра.

Ревность душила меня всю ночь. Женская роль, навязанная мне Люськой и личные отношения, теперь встали в фазу противоречия. Я оказался за бортом, замененный каким то менеджером.

Чувство одиночества и брошенности терзали меня. Отняв у меня мой статус, подсунув в замен новую роль, она теперь открыто объявила о намерении жить с другими мужиками. Собственно я уже не был мужиком, и претендовать на эту роль было конечно глупо. Гормонотерапия, проводимая под надзором Люськи, привела к полной атрофии моих яиц. Регулярно черпая информацию в этой области из интернета, она не оставляла мне ни какого шанса вернуть утраченное. Подписав вначале моей терапии меня на несколько конференций, она от моего имени просила совета и помощи в продвижении моей трансформации, одновременно делясь моим опытом в этой части.

Созданный от моего имени сайт с моими многочисленными фотографиями, повествовал о моей давней мечте быть девочкой о покупке и тайном ношении женского белья и о смелом шаге идти к своей мечте и обрести гармонию души и тела.

Ложь, перемешанная с действительными фактами, выглядела вполне правдоподобной историей для посетителей сайта, и на мой ящик сыпалась куча всевозможных писем с поздравлениями и предложениями руки и сердца до угроз и пошлых комментариев.

Отредактированные на компьютере фотки первых снимков не отражали ошейника и поводка и иллюзия моих собственных деяний была несомненна.

Маркетолг, периодически остававшийся на ночь, вступил в права мужика в доме с неожиданной Люськиной беременностью. Известие оглушило меня, и содержание Люськиного монолога я понимал с трудом. То, что должен был в свое время сделать я, теперь сделал другой и все, что принадлежало когда–то мне - было теперь его.

- Что скажешь, дорогая, каков твой выбор?

Тупо я смотрел на Люську, не понимая, что еще она хочет от меня.

Слезы текли по щекам, оставляя темные разводы от туши.



JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

©2001-2018 julijana