JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину
* Рассказы
* Картинки
* Комиксы
* Фото-арт
* Анимашки


Ваши истории * Фото * Мисс Транс * Вопросы * Логи * Знакомства * Форум * Чат
Методики *
Словарик *
Реклама *
Ссылки *
О сайте *
Посвящается близкому
и дорогому мне человеку
J_ne@mail.ru

Лето в этом году выдалось жарким и сухим. Все неделю, изнемогая от жары, мы с Ерофеичем после работы упорно его искали. И вот он, наконец, у меня дома. Я с нетерпением ждал, пока Ерофеич собирал, настраивал и что-то устанавливал.

- Ну, вот все нормально. Теперь можешь работать! - уже в дверях сказал Ерофеич. <Ящик> я тебе открыл на. :: Ну, ты понял, как им пользоваться.

Я утвердительно кивнул головой.

- Тогда пока! Если что звони.

И он закрыл за собой дверь.

Ерофеич ушел, а я с жадностью прильнул к волшебному ящику. Я смотрел на него, и никак не верилось, что он у меня и он мой. Мой компьютер:

Всю ночь я просидел, лазая по Инету. Мне хотелось кому-нибудь написать письмо, но я толком ничего не нашел. Но зато открыл много нового. О чем даже не подозревал. Ладно, подумал я, возьму потихоньку на работе чей-нибудь электронный адрес и напишу ему. Вот будет смеху.

- ОГРОМНОЕ СПАСИБО человеку, придумавшему компьютер, разработавшему программы для того, чтобы люди были ближе друг к другу, не взирая на место проживания. Так думал я, засыпая.

* * *

Часть 1

Весь день я прибывал в хорошем настроении. Ведь с завтрашнего дня я отпуске. Целый месяц я буду свободен. Я и мой компьютер. Наконец я смогу спокойно полазить в Интернете.

Я надыбал пару адресов и теперь смогу послать знакомым письма. Интересно, как они отреагируют на это.

Поглощенный этими мыслями я не заметил, как пролетел последний день на работе.

Сотрудники меня спрашивали, как я собираюсь провести свой отпуск. Я отвечал, что поеду к тетке. Звонила моя подружка и тащила в поход, но я отказался, сославшись на усталость. Мы даже поссорились. Да какой там поход, когда меня ждало неизмеримо большее - весь мир. Без границ и всяких условностей. Мир, который нельзя даже вообразить. Мир Интернета.

Заскочив в бухгалтерию и получив отпускные, я вышел на улицу.

Стояла такая жара, словно меня опустили в горячую печку. Не обращая на это внимания, я вскочил в переполненный автобус. И только выскочив на своей остановке, я испытал облегчение. Пробежав полквартала, наконец, влетел в свой подъезд. Проскочив пару лестничных проемов, я влетел в свою квартирку. И только захлопнув, дверь я почувствовал, как пот градом падал с меня. Скинув обувь и мокрую от пота одежду, я залез под холодные струи душа.

Выйдя из душа, подошел к компьютеру и нажал на кнопку: Щелкнул по значку Интернета. На поле входа в почтовый ящик светилась надпись - У вас 2 новых сообщения.

Меня это удивило и в тоже время обрадовало. От кого? Заглянул в папку <Входящие>. В одном сообщении меня приветствовали в связи с открытием почтового ящика на сервере, а второе письмо было от неизвестного мне адресата. Я открыл его.

-Что случилось?... Куда пропала?.... Я переживаю, ведь прошло немало времени с последнего письма. Ответь хотя бы парой строчек, что у тебя всё хорошо. Ладно? Пока. Яна.

Убей Бог, я не знал, кто такая Яна!

- Странно, - подумал я - адреса я не кому не давал и никому не писал.

И первой моей мыслью было написать Яне, что она ошиблась адресом.

В конце концов, а почему бы не ответить. И написал:

- Привет! У меня все в порядке. Я с сегодняшнего дня в отпуске. И

наконец-то могу спокойно заняться любимым делом.

Я долго думал, как подписаться. Ведь если это розыгрыш, то и не обязательно подписываться своим именем. И нечего толком не придумав, просто перевернул свое имя, и получилось Шуня.

И отправил письмо.

Потом весь вечер лазил по сайтам. Когда у меня уже слипались глаза от многочасового путешествия по миру, я вновь заглянул в свой почтовый ящик. Яна ответила.

- Урааа!!!! - а-а-а-а!!!.... Ну слава Богу!!! Я получила от тебя заветные "пару строчек"! Фу-у-ф.... Я, признаться, испугалась. Почему не пишешь? Яна.

Странно, но я обрадовался. Что-то до боли знакомое и теплое шевельнулось во мне. И решил вступить в переписку. Первым делом я просил Яну рассказать, чем она сейчас занята.

Когда я ложился спать, за окном начинался новый день. Первый день моего отпуска.

Всю первую половину дня, как заправский отпускник, посвятил уборке квартиры. я занимался уборкой в квартире, разгребая накопившийся за год мусор. Потом бегал по магазинам за продуктами. И только к вечеру добрался до своего электронного почтамта. Моей радости не было конца. Я получил весточку от Яны.

- Делиться? А чем? Я живу только одним: считаю дни, когда меня положат на операцию... Вот и вся моя жизнь. Поэтому ты не обижайся, я просто в ожидании больших перемен. Просто выжидаю время, когда, наконец-то дадут мне мою жизнь. Я почти не боюсь самой операции. Но осознание того, что после неё моя жизнь поделится на "до" и "после", заставляет трепетать! Всё-таки это второе моё рождение. Даже не пытаюсь представить, как будет "после", но то, что было "до", никуда не денется и будет всегда "наступать на пятки". Но ничего не поделаешь, другого выхода всё равно нет. Надо привести себя в порядок и надеяться на лучшее!

P.S. Я немножко выпаду из связи на несколько дней. Меня завтра с утра и до утра следующего дня не будет дома. А послезавтра утром я уезжаю в Москву на операцию. Но в клинике я смогу получать почту на ноутбук и буду отвечать на письма. Так что буду ждать вестей! Не скучай! Яна.

Она больна, но чем. Почему не написала? - подумал я. - Может быть, ей нужны лекарства. Или еще какая-нибудь помощь. Странно.

Я отправил ей письмо с предложением помочь. Всю ночь ждал ответа, но Яна молчала. Не ответила она и на следующий день. Я начал волноваться и подумал, что может быть письмо просто не дошло. И отправил новое сообщение. Но результат был таким же.

У меня все валилось из рук. Я не мог найти себе места.

- Странно, я даже с ней не знаком, а ощущения такие словно мы близкие люди. Если не больше. И при чем здесь второе рождение? И почему прошлое все равно будет наступать на пятки?

Чтобы окончательно не свихнуться, я уехал к тетке. Благо, что живет она рядом - 30 минут на электричке.

Я был совсем маленьким, когда мои родители уехали за границу и некоторое время отдали меня тетушке. Она жила одна в небольшом районном городке. Муж ее, известный художник, умер давно. Детей у них не было, и всю свою любовь она отдала мне. По сути тетя Элла заменила мне мать. Когда родители вернулись, им просто было не до меня. Сначала они разводились, потом каждый принялся устраивать свою личную жизнь. Так что моим воспитанием занималась только тетя. Я очень прикипел к ней. В молодости она была необыкновенно красивой. И даже сейчас, спустя много лет, на нее засматриваются молодые ребята. Я, признаться, просто робею, находясь рядом с ней.

Я сидел в электричке и тупо смотрел в окно на проплывающий пейзаж. Пассажиров в вагоне было мало. Рядом со мной дремал мужичок, сдвинув фуражку на нос, напротив сидела не молодая дама и читала газету. А мои мысли все крутились и крутились вокруг последнего послания от Яны. Я не мог понять, почему эти короткие сообщения так взволновали меня. Что-то до боли знакомое и родное было в них. Но что?

- Фу, какая гадость - воскликнула женщина, прервав мои мысли. Она раздраженно отшвырнула газету, которая упала мне на колени, а затем на пол. Не меняя позы, я лениво проводил ее взглядом, а затем повернулся от окна к женщине напротив.

- До чего дошли мужики! Бабой ему захотелось быть. Мало того, настрогал детей, а теперь юбку решил напялить! Козел какой!

Я поднял газету и хотел отдать ее женщине, но та, собрав свои вещи, поспешила к выходу, по пути проклиная того мужика. Проводив ее взглядом, я бегло пробежал по строчкам в газете:

:::::::::.Коле 38 лет, он дизайнер, а еще абсолютно нормальный в физическом отношении мужчина. Настолько нормальный, что имеет жену и 5 детей. Но психически, духовно он считает себя женщиной:

Я не успел дочитать, как репродуктор невнятно прокричал название моей станции. Засунув газету в сумку, я поспешил к дверям вагона.

Маленький районный городок встретил меня прохладой. Здесь не так ощущалась жара как у нас в большом городе. Я шел по знакомым улицам, и мне казалось, что здесь так нечего и не изменилось. Словно веянья и события последних лет миновали его, и здесь все по-прежнему тихо и спокойно. Вот и знакомая улица, и утопающий в сиреневых кустах двухэтажный домик. Зная, где обычно лежит ключ, я просунул руку. Он оказалась на своем месте. Открыв калитку, я шагнул во двор. Здесь тоже все было по-прежнему. Та же чистота и порядок. Я прошел к двери и позвонил. Потом еще раз, но никто не спешил открыть дверь. Может быть, пошла по магазинным или заглянула к подруге поболтать, - решил я, устраиваясь на скамейке в тени высоких кустов сирени.

Я смотрел на лениво пролетающие облака и не заметил, как задремал.

- Янош, боже мой, - услышал я сквозь дрему. Я открыл глаза и увидел свою тетушку.

Она обняла меня и стала целовать.

- Боже мой, какой ты стал. Я грешным делом подумала, что забыл меня совсем. Уже хотела тебе звонить! - увлекая меня в дом, говорила она.

В доме тоже все было идеально чисто и стояло на привычных своих местах.

- Сейчас я поджарю тебе курочку, как ты любишь. А пока отнеси вещи в свою комнату. Она тебя ждет. И переоденься с дороги.

Говоря это, она вышла из кухни, и застала меня смотрящего на портрет, висевший на стене.

- Она тебе нравится?

- Да! Как жаль, что я совсем не помню ее. Она могла бы стать красивой девушкой, женщиной.

- Как знать, как знать,.. - тихо ответила тетушка. И снова вернулась на кухню.

Я постоял еще несколько минут у портрета, всматриваясь в милое девичье личико.

Весь вечер мы не могли наговориться и спать легли лишь под утро. На следующий день тетушка потащила меня по своим подругам. Она старалась выставить меня в лучшем свете. И домой мы попали лишь поздно вечером. И снова пили чай и болтали, и болтали:

На другой день тетя спросила, когда я собираюсь уезжать. Я сказал, что завтра утром, а сегодня мне хотелось кое-кого навестить. Если она не возражает. Она прищурила глаз, и хитро улыбнувшись, сказала:

- Давно пора.

После завтрака я ушел. Но, к сожалению моей подруги не оказалось дома. Она уехала и вернется не скоро. Я бродил по городу, сходил на речку, искупнулся и слегка разочарованный вернулся домой.

Когда я вошел дом, тетя Элла сидела за столом и теребила край платка. Так всегда было, когда она волновалась или нервничала. Я подошел к ней сзади, обнял и спросил, в чем дело. Она глубоко вздохнула и ответила:

- Я убиралась в твоей комнате. И случайно задела сумку. Из нее выпало вот эта газета. Ты действительно тоже хочешь этого?

Передо мной лежала та самая газета, которую выкинула дама из электрички.

- Чего этого? - не понял я.

- Ну, - выдавила тетушка, - стать женщиной:

Меня озадачило ее предположение.

- С чего ты это взяла?

- Вот с этого, - она ткнула пальцем в статью в газете.

- Я понимаю, - продолжала она. - Мы все когда-то совершаем ошибки. Я тоже совершила немало ошибок. Понимаешь? Когда твоя мама привезла тебя к нам, ты был просто маленьким ангелочком. Тихим, послушным мальчиком. Ты не походил на тех, с улицы. И ты мне очень понравился.

Она вытерла слезы платочком.

- Много лет назад у меня родилась девочка, но по несчастью она умерла. В нашей семье об этом не когда не говорили. И ты не мог об этом знать.

- А эти фотографии, и в конце концов этот портрет? - спросил я с недоумением.

- Это ты!!!!!!! Выдавила она из себя и зарыдала.

- Но почему я тогда ничего не помню? Ведь человек не может не помнить всего:.этого.

- Да конечно я боялась, что ты не забудешь всего этого. И поэтому мы переехали в большой город, и там я тебя отвела в драматический кружек. Тебе это нравилось, и ты с удовольствием его посещал. Потом была армия. А после ты уже помнишь все, наверное.

Я стоял у окна и курил сигарету за сигаретой. Все словно из какого-то тумана стало выплывать. Все, что раньше казалось глупой фантазией, игрой детского воображения, оказалось правдой и реальностью.

- Понимаешь, - продолжала она вытирая слезы, - когда умерла моя дочь, у меня словно в душе появилась пустота. Но тут привезли тебя. Поначалу я и не думала тебя переодевать. Но ты своим поведением и характером словно говорил мне обратное. И как-то само собой получилось, что я стала тебя переодевать во все девичье. Да и ты, к слову сказать, был умницей. Ты не устраивал истерик или еще чего-нибудь подобного. Ты просто принял условия нашей игры и вел себя подобающим образом. Правда, мне пришлось тебя многому учить. И ты был очень хорошей ученицей.

- Так вот откуда все мои привычки и повадки, что настораживали мою подругу! - подумал я.

- Сначала я одевала тебя в платья и разрешала ходить по дому. Но потом мне захотелось большего. Я стала тебя брать с собой. Мне нравилось тебя наряжать, завязывать банты.

Дядя, конечно, был против этого, но ты знаешь, как он боялся меня. Он постоянно твердил: <Что подумают его родители, когда вернутся!> Но я всегда отшучивалась и смеялась. С каждым днем мне хотелось больше и больше. Вот отсюда и появился этот альбом и эти картины. Потом тебе надо было идти в школу. И это тоже одна из причин, по которой мы с тобой переехали в город, где ты сейчас живешь. Да и как мне было тебя отдать в местную школу! Здесь тебя знали как Ядвигу.

Я обнял ее и поцеловал.

- Я все равно люблю тебя, моя Эллочка Львовночка. Милая моя тетушка! Все, что было, прошло. И я благодарен тебе за это. Но в одном ты ошибаешься: я не хочу стать женщиной. И давай пить чай.

Она улыбнулась и, встав из-за стола, сказала

- Как знать! Потом мы пили чай, а утром я уехал к себе, увозя толстый альбом и вырезку из газеты, обещая обязательно приехать вновь.

* * *

Часть 2

Город встретил меня раскаленным асфальтом и бесконечным потоком машин. Я влился в толпу людей, поглощаемую метрополитеном, и минут через 40 уже открывал дверь в свою квартиру. Кинув сумку на полку и разувшись, я поспешил к своему компьютеру. Дождавшись, когда появится долгожданное окно почтового ящика, и просмотрев список писем, я запрыгал от радости: Яна прислала весточку!

- Привет! Ну что, соскучился? Я тоже.

Пока не забыла, напишу в подробностях как все было.

На вокзал приехала вовремя. Мой вагон оказался последним. В купе было тепло. Я бы даже сказала жарко. Познакомилась с попутчиками. Нас было три женщины и один мужчина. Мы, женщины, как-то сразу установили контакт между собой. Болтали на разные темы. Я рассказала о себе, и это не вызвало у них недоумения или раздражения. Наоборот, они отнеслись ко мне с пониманием. И все дорогу я чувствовала себя совершенно спокойно.

Поезд прибыл в Москву в 6.45 утра. Сразу на метро и прямым ходом в клинику.

После небольших формальностей провели в отделение. Там меня встретила сестра и повела в палату. Палата пятиместная с холодильником, телевизором, душевой, туалетом. Женщины здесь встретили меня холодно.: Ну да ладно. Вот в такой суете прошел первый день. Пока. Пиши. Как прошли у тебя эти дни? Яна.

- Она рядом, здесь,- подумал я. - Но в какой клинике? Да и захочет она меня увидеть. Надо все у нее подробно расспросить. Потом надо сходить в магазин и купить фруктов. Когда я лежал после аварии, тетушка каждый день таскала фрукты в больницу. А ей кто будет таскать? И кто о ней позаботится? Сходить в магазин? Нет, лучше утром, и лучше на рынке. Там, можно купить свежие. В них больше витаминов. Ну а про кормежку я уже и не говорю! Знаю, чем там могут кормить. До сих пор как подумаю об этом, так сразу чувствую запах прокисших щей и протухшей рыбы. И с этими мыслями я сел писать ответ. Письмо писал недолго, оно само из меня так и шло. Рассказал о поездке к тетушке и об альбоме тоже. Потом я попросил как бы невзначай адрес клиники. И после, приняв душ, заснул.

Утром меня разбудил звонок в дверь. Кто-то явно не собирался его отпускать, и он пронзительно трезвонил. Я встал, подошел к двери и глянул в глазок. И увидел Ерофеича. Открыв дверь, я не ожидал увидеть еще и Зинулю, нашего секретаря из конторы.

- Привет, старик! - с этими словами, не ожидая приглашения войти, Ерофеич с Зинулей ввалились в прихожую. - Это хорошо, что мы тебя застали. Давай, собирайся скорее, тебя хочет видеть шеф. - И он многозначительно подмигнул.

- Да я в отпуске, нету меня!

- Да знаем мы, знаем! Но понимаешь, дела обстоят так, что ты просто необходим! Ты нам очень нужен. Позарез!

Я только сейчас обратил внимание, как Зинуля пялиться на меня. Увидев, что я это заметил, она фыркнула и отвернулась в сторону. Пока я собирался, Ерофеич без умолку все болтал о каком-то долге и взаимовыручке, о том, что шеф не обидит, если все будет тип-топ.

Все дорогу я думал о Яне и ее письме. О том, что сорвался поход на рынок. И чтобы такое придумать, чтобы отвертеться от этого заказа? Я корил себя за то, что так не вовремя открыл Ерофеичу дверь. Постояли бы немного и ушли. Не век же им стоять под дверями.

В офисе мы сразу прошли в кабинет шефа. Кстати, шеф был и не шеф вовсе, а шефиня - Светлана Николаевна. Да и вся контора к слову сказать, состояла из одних женщин. И только мы с Ерофеичем каким-то чудом попали к ней работать. Хозяйкой Светлана Николаевна она была отменной и слов на ветер не бросала. А как человек: Я, честно говоря, и не знаю. Ходили разные слухи, но я особенно к ним не прислушивался. Мужчин она ненавидела лютой ненавистью. И поэтому я не мог понять, как она приняла меня к себе на работу. На женщину я не смахивал, да и все такое. Так что мы с Ерофеичем были просто в дамском царстве. Мою подругу это бесило. А мне было все равно. Главное, зарплата хорошая и вовремя. Ерофеич во всем был со мной согласен. Женщины его не интересовали. Страстью Ерофеича были компьютеры и рыбалка.

Когда мы вошли в кабинет, Светлана Николаевна с кем-то беседовала по телефону. Она сделала знак рукой, чтобы я сел на диван. Закончив разговор и положив трубку, она расплылась в улыбке.

- Вот как хорошо, что ты не уехал никуда! - весело проговорила она, вставая из-за стола. - Янушек, прости, что оторвали от отдыха! Но дело очень важное.

Она подошла ко мне. И присев рядом на диване, посмотрела мне прямо в глаза и продолжила:

- Один магазин попросил помочь им оформить витрину и отдел. А лучше тебя с этим никто не справится. И я так не одна думаю.

Она смотрела мне в глаза, словно пытаясь прочитать мои мысли. Я тем временем лихорадочно думал, как мне избавиться от такого <лесного> предложения. Сейчас она была похожа на :::.. В общем, вы догадываетесь, на кого. Такое с ней редко бывает. Только тогда, когда она хочет щелкнуть кого-то по носу. И заставить нас выложиться на все сто.

- Ну: надо посмотреть, подумать, - пролепетал я.

- Смотреть и думать будешь на месте, - властно сказала она.

- Ну:.

- Ну а если ты об оплате, так давай договоримся сразу. Днями или деньгами возьмешь? - она снова смотрела мне прямо в глаза.

- Лучше деньгами! - выпалил я. <Тогда она точно откажется!> - мелькнула у меня мысль.

- И сколько вы хотите, молодой человек?

- Я хотел бы :::.. И назвал сумму с потолка, но больше моего оклада.

- Ну и аппетит у вас молодой человек, - хитро улыбнувшись, проговорила она, и помолчав с минуту, продолжила:

- Ладно, я согласна, но вы приступаете немедленно! Зина отвезет тебя в магазин и будет все время неотлучно при вас, пока вы не закончите. Все, что нужно, говорите ей! - и Светлана Николаевна широко улыбнулась.

<Только не Зинаида!> - подумал я, переводя свой взгляд со Светланы Николаевны на Зину, которая стояла сзади. <Вот уж не повезло, так не повезло!> - думал, я спускаясь по лестнице к машине. У этой :::: хрен смоешься. Жандарм в юбке.

До магазина мы добрались быстро. Оказалось, в нем торгуют женским нижним бельем. Пойдя через торговый зал и служебный вход, мы оказались перед дверью директора магазина. Нас встретила моложавая женщина, и когда Зинаида рассказала суть нашего появления, Виолета Валерьевна, так звали директора магазина, расплылась в улыбке.

- Ну, мы просто вас заждались! - пропела она и рассказала вкратце, что нужно.

- Мои девочки помогут вам, если нужно будет, - добавила она.

Оказывается, что через три дня должна приехать одна юбка. И к этому времени нужно привести в порядок торговый зал и витрину магазина.

- Справитесь? - хитро прищурив глаз, спросила Виолета.

- Мы постараемся! - твердо ответила Зинаида.

И мы вышли в зал. Продавщицы, сбившись в стайку, о чем-то шептались и хихикали, бросая косые взгляды на меня и мою спутницу. И только появление директрисы заставило их разойтись по своим местам.

Мое внимание привлек манекен, одиноко стоящий в стороне.

Я смотрел на него и думал, как там Яна. Как у нее дела в больнице? Что она делает сейчас? Я смотрел на манекен и думал, думал. И в тот же миг явственно представил себе, как бы Яна приехала сюда и как бы она все расставила. Словно она была во мне и видела все это своими глазами.

- Ну как, есть идеи? - спросила директриса.

- В общем: - потянул я. И тут в моей голове мелькнула мысль. Ура! Я спасен! Я повернулся к директрисе и Зинаиде и заявил:

- Я кажется знаю, что нужно сделать. Но есть одно обстоятельство.

- Какое? - прищурившись, настороженно спросила Зинуля.

- Дело в том, что у меня нет рабочей одежды. А таскать и двигать в этом: Уверенный в том, что Зинуле придется согласиться с моими доводами и отпустить меня за одеждой, я уже готовился сорваться с места.

- В общем вы правы, - согласилась было директриса. И мой план удался бы, но подошедшая к нам продавщица что-то прошептала ей на ушко.

- Выход найден! - с улыбкой проговорила она.- Идемте.

И меня отвели в подсобку. Там миленькая продавщица предложила мне джинсы и топик. Розового цвета.

- Но это дамские джинсы, и как это :.- промямлил я.

- Хватит валять дурочку. Кто тебя здесь будет видеть! Да и нужно очень! Давай живо переодевайся! - задергивая штору, рявкнула Зинуля.

Переодевшись, я вышел из подсобки. Окинув меня удивленным и восхищенным взглядом, Зинуля сняла резинку из своих волос. И собрав мои волосы на затылке в пучок, стянула их этой резинкой.

- Ну вот и замечательно! - весело попела Зинуля. - Немного макияжа, и можно::

- Давайте начинать! - оборвал я ее, чувствуя что весь покраснел. - Я кажется, знаю, что нужно делать.

Весь день мы передвигали витрины. Потом я занялся манекенами. Одевал их и раздевал, словно и не манекены это были, а Яна, за которой надо ухаживать. Ведь после больницы ей наверняка будет предписан полный покой и постельный режим. Продавщицы только пожимали плечами, и переглядывались между собой. Зинаида старалась помочь мне во всем. И только поздно вечером она вдруг забастовала.

- Ну хватит на сегодня! Еще завтра целый день! - отдуваясь, проговорила она.

-Хорошо! - ответил я и тоже почувствовал усталость.

Зинаида отвезла меня домой, и уже у подъезда остановив машину, проговорила:

- А молодец, ты просто умничка!

- Ты тоже, - ответил я. - Ты просто прелесть, Зиночка! Без тебя я бы сегодня не справился. Правда, правда! - и положил свою руку ей на плечо. Она смущенно сбросила мою руку и тихо проговорила:

- Да ладно тебе уже, - и оправившись от смущения, добавила:

- Завтра в восемь, и подыматься я к тебе не буду.

Я пожал плечами и выскользнул из машины.

* * *

Часть 3

Перепрыгивая через три ступеньки, я в мгновение ока добрался до своей квартиры. Я просто не мог идти, я так соскучился по Яне. Скинув обувь и включив компьютер, с нетерпением ждал, когда откроется заветное окно почтового ящика. Увидев письмо от Яночки, я прыгал по комнате словно обезумевший. Открыв его, я погрузился в чтение.

- Привет. Плохо спала. Сегодняшний день начался с жуткой головной боли.

В палате холодно. Но, вспомнив, что мне необходимо сдать анализы, быстро вскочила и стала приводить себя в порядок. Только успела сделать это, как вошла медсестра и повела меня на сдачу крови.

Что-то им не понравилось. И не только в крови. Заставили сдать мочу.

Тут жуткий холодильник.

Я узнала, что мою операцию планировали на послезавтра. Но теперь отложат.: Так что еще придется скучать.

Вечером от безделья гуляла по корпусам клиники. Они связаны между собой переходами, так что в домашних тапочках без проблем можно излазить все закоулки. В соседнем корпусе есть так называемый буфет, но по сути это небольшой магазинчик. Там можно купить поесть и попить, покурить. В другом корпусе аптека. В переходах огромные окна и из одного видна часть улицы. Я люблю приходить сюда вечером. Отсюда красивый вид, - писала Яна.

На какой-то миг я представил себе маленькую худенькую фигурку, стоящую у огромного окна. У меня даже защемило сердце. Одиночество. Наверное, и не придумаешь такой страшной пытки как одиночество. Пустота. Ты стоишь и смотришь на людей, а они тебя не видят, словно тебя и нет вовсе. И им, спешащим по своим, как им кажется, важным делам, глубоко плевать на тебя и твои проблемы. И только луна, такая одинокая на темном небе, понимает тебя. И ты смотришь на вечернюю толпу в надежде увидеть знакомое лицо. И веришь, что если не сегодня, то завтра кто-нибудь постучится к тебе. И наполнит твою жизнь хоть каким-то смыслом. И сколько таких вот судеб в этом мире! - так думал я, читая письмо от Яны. А она писал дальше:

- Знаешь, я мечтала всегда о море. Хотела связать свою мечту с морем, походами. Дальними странами. Но после армии я поняла, что из этой мечты нечего не получится.

Врачи отказали. Наверное, все сложилось бы иначе, и я бы смогла найти свое место в этой, вернее сказать, в той жизни место. Если бы не эта мечта! Она пришла не сразу, а постепенно. Словно копилась и копилась, а потом как снежный ком обрушилась на меня.

Я где-то читала: когда по-настоящему чего-то желаешь, ты достигнешь этого, ведь такое желание зародилось в душе Вселенной:

Если ты чего-нибудь хочешь очень сильно, все Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось.

Правда, здорово?

- Да конечно! - дочитав до этих строк, подумал я. - Это, наверное, правда. Потому что если чего-то сильно захочешь, то обязательно добьешься.

А дальше Яна сообщала, где находится эта клиника. И странная приписка:

- Возможно, тебе самой в скором времени она понадобится.

К чему бы это? - подумал я.

Я пил кофе и смотрел в окно. Внизу на качелях кто-то качался, одинокие парочки медленно прохаживались по двору. Там текла своя жизнь. Я сел за компьютер и написал ответ Яне. А в конце попросил прислать фотографию. Мол, приятнее писать человеку, когда перед ним его личико. И отправил.

Я не мог заснуть, мне казалось, что я стал еще ближе к чему-то мне знакомому, к чему я стремился, но по странному стечению обстоятельств так и не могу добраться. Я не мог понять, что разбудило во мне это письмо, о чем оно говорит мне. Хотя я чувствовал, что оно пытается мне приоткрыть что-то. Но что? Может то, что спало в моем подсознании? И стало пробуждаться под действием событий, происходящих со мной. Мне вспомнился один случай. Я возвращался домой с работы и в какой-то миг почувствовал, что в меня что-то вошло. Словно чужое тело, и как ни странно, это тело было женским. Я ощутил, все до мельчайших подробностей. Я чувствовал упругие большие груди, чисто выбритый лобок. Макияж на лице и даже духи. Я чувствовал, как приятно обтягивают чулки икры моих ног. И как приято мне было идти в туфлях на высоких каблуках. На какай-то миг я ощутил себя женщиной. И мне было приятно. Да, приятно. Если не сказать, больше. И если бы не мужское достоинство, которое совершенно неоднозначно отреагировало на это, то я даже не знаю, как повернулись бы дальше события. На следующий день я поделился беспокойством с моим товарищем, и вот что он ответил:

- Видишь ли, в каждом из нас, будь то мужчина или женщина, спят две половинки. Одна мужская, а другая женская.

- У мужчин тоже? - воскликнул я.

- Да, и в тебе и во мне. В каждом человеке. Только у всех в разных соотношениях. Разве ты не замечал, что есть мужики, которые ведут себя как бабы? Или женщины с повадками как у мужиков. Только это может спать до определенного времени. А в кокой-то миг проснуться.

- А что, может и не проснуться?

- И такое происходит. Видишь ли, в каждом из нас есть так сказать биологические часы. И вот однажды они прозвонят. И если человек понял, что с ним происходит, и сумет правильно выбрать путь, он будет жить в полной гармонии со своим телом и душою, а самое главное - с природой.

- А если он не поймет или не сумеет распознать, что время пришло?

- Мы думаем, что события вокруг нас - это просто случайные совпадения, а мы лишь наблюдатели. Все далеко не так. Если ты внимательно приглядишься, то увидишь, как природа сама говорит тебе, что нужно делать и от кого нужно бежать. И самое главное запомни: в жизни нет ничего случайного и пустого. Все идет своим чередом. Только мы, человечество, сами себя загоняем в угол. Создав целую систему представлений о том, что можно, а чего нельзя. Мы навешали ярлыков и двигаемся вслепую. Вот и с тобой произошел этот случай. Ели ты не врешь конечно.

- Да нет, это было на самом деле.

- Это говорит о том, что твоя вторая половинка проснулась и хочет выйти наружу. Ты себя почувствовал, так как бы чувствовал, если бы родился женщиной. Ты расслабился, и вот она и вышла.

- Да, но я мужчина и родился им.

- Ты себя судишь по половым качествам, но забываешь о своей душе. Хотя в наше время на это мало обращают внимания. Все смотрят на тебя с позиции, что у тебя между ног. А что у тебя в душе, это мол ты сам разбирайся. И ты думаешь: откуда столько извращений и всякой грязи? Вот отсюда! - и он постучал по голове. - А если бы от сердца, то было бы меньше искореженных судеб и жизней. Ты подумай хорошенько над этим.

- То есть, следуя твоим рассуждениям, я должен стать женщиной.

- Может и так.

- А как же все это? - и я показал вниз.

- Ты понимаешь все буквально, так сказать в прямом смысле. А смотреть надо гораздо глубже. У тебя когда-нибудь было такое ощущение, что ты это читал или видел, а это произошло с тобой только что.

- Ну было, наверное, точно не помню.

- Вот видишь: то, что тебя окружает, не есть еще сама действительность. Это отражение твоего внутреннего состояния. То есть проекция твоих действий, на окружающую действительность.

- Ты хочешь сказать, что мне нужно:

- Я не знаю. Это твое внутренние состояние, а природа лишь подсказывает тебе, как нужно поступить и что необходимо сделать, чтобы достичь этого состояния.

Какая глупость могла прийти ему в голову, - подумал я тогда. И вот теперь, лежа на диване, я думал и вспоминал все, что происходило со мной. Мой развалившийся брак. И косые взгляды со стороны моей новой подруги: Может, все дело в этом альбоме или в том как воспитали меня.

- Воспитание тут не причем, - как эхо, отозвались слова моего товарища. - Все, как я тебе и говорил в начале, внутри тебя. Какая половинка больше имеет силу. И если придет ее время, то она и возьмет верх. И тут главное, на мой взгляд, не противиться, а принять это. А в принципе каждый решает для себя сам. Ломать себе жизнь или продолжать обманывать себя и окружающих тебя людей.

- Ну, хорошо. Решил я стать женщиной, напялил юбку и все такое, а как же быть с моей женой, родными? Как им объяснить мое поведение и решение. Ведь первое, что придет им на ум, что я сбрендил. И не пора ли меня психиатру показать?

- Вот где и закавыка, мой милый друг. Не каждому дано понять, что происходит с тобой или с другим. А найти такого человека очень не просто. И если ты и решил для себя это, то возможно и решение сама природа подскажет тебе. Главное, не суетись, а внимательно присмотрись и прислушайся. Все в твоих руках.

В котором часу я заснул, не помню. Но разбудил меня звонок в дверь. Просунув голову в проем двери, я обалдел. На лестничной площадке стояла не супер модель, но классная дамочка.

- Ну я так и знала, что все вы мужики только дрыхнуть горазды! - привел меня в чувства Зинулин голос. Я впустил Зинулю в квартиру, а сам побежал в ванную комнату приводить себя в порядок. Что-то бормоча себе под нос.

- Завтракать ты уже не успеешь, так что это сделаем по пути, - сказала Зинуля, когда я одетый вышел к ней.

- Хорошо, - согласился я, чувствуя себя виноватым.

Мы спустились к машине. Открыв заднюю дверцу, она сделала приглашающий жест. Я повиновался. А что мне оставалось делать? Когда мы выехали со двора, Зинуля уже мягким голосом сказала:

- Рядом с тобой пакет. Там пирожки и бутерброды, в термосе чай. Да не смотри так удивленно - это для тебя. Давай лучше ешь. Помрешь еще, а мне отвечать.

И я развернул пакет и достал еще теплые пирожки. Зинуля вела машину плавно без рывков, и я мог без особых усилий налить чай из термоса и попить.

- Ну, как пирожки? - спросила она, глядя на меня в зеркальце.

- Очень вкусные, - ответил я с полным ртом.

Она лишь мило улыбнулась в ответ.

- А кто автор сих произведений? - спросил я, доев последний пирожок.

- А ты догадайся! - в тон мне ответила Зинуля. И хитро посмотрела на меня.

- Кстати ты очень понравился девчонкам из магазина в том наряде. Ну что, догадался или подсказка нужна?

- Ты, - выдавил я.

Из машины я выходил как пришибленный. Я чувствовал себя еще хуже, чем когда садился в нее. Зинуля, чей образ в нашей фирме представлялся с чем-то железобетонным для всех сотрудников, предстала передо мной в новом свете. В этом наряде и еще вдобавок пирожки... Все это казалось мне плодом моего воображения. Весь день до обеда у меня ничего не получалось. Все валилось из рук и падало. Я еле дотянул до обеда. В обед подошла директриса и спросила меня, не заболел ли я? Я ответил, что нет, просто устал после вчерашнего. И заверил ее, что сегодня мы все закончим. Зинуля только кивнула в ответ.

Ничего не сказав, директриса удалилась. После обеда я включился. Я не знаю, что на меня нашло, но работа закипела и пошла. Я не давал Зинуле больше таскать и ставить. Меня словно подменили. Я старался вовсю. Мне хотелось ответить вниманием, за пусть то небольшое, что сделала она мне. И когда мы закончили, мне стало грустно, что вот так все и закончиться. Но Зина неожиданно предложила съездить в парк на аттракционы. Я с радостью согласился.

Весь оставшийся вечер мы катались, смеялись, ели мороженное и болтали как две подружки о всякой ерунде. Потом уже перед тем как выйти из машины, мне захотелось ей сказать что-то теплое и нежное, но она, опередив меня, тихо произнесла:

- Давай оставим на завтра, хорошо?

- Хорошо, - сказал я и вышел из машины.

Зинуля рванула с места, а я стоял и улыбался ей в след. Странно, она всегда представлялась мне неким изваянием. А сегодня я увидел ее совершенно другим человеком. Красивой обаятельной. Одним словом Ж Е Н Щ И Н О Й.

* * *

Часть 4

- Януш! - вывел меня из состояния задумчивости знакомый голос. Я повернулся и увидел мою подругу.

- Ты. я смотрю, стал мальчиком по вызову. Что, решил сменить ориентацию?

- Да нет, что ты, - начал было я.- Это с работы.

- Не ври мне. Я была у тебя на работе, и мне сказали, что ты отпуске. А еще мне сказали что ты уехал к своей тете! - наступала Виктория. - Януш, я хочу чтобы ты объяснился.

- Хорошо, но давай не сегодня и не сейчас, я дико устал.

- Если честно мне не нравиться твоя работа, - вставила она. -Ты изменился за последнее время. Раньше ты был другим. Перестал мне звонить. И даже тогда, когда я предложила поехать отдохнуть вместе, ты отказался. И посмотри, в кого ты превратился. Да ты просто похож на бабу в этом наряде!

И только сейчас я осознал, что не переоделся. Я был в <рабочей> одежде. А моя уехала в машине вместе с Зиной.

- Януш, скажи честно: у тебя появилась другая? Только не лги, пожалуйста!

- Понимаешь, произошли события: ну как тебе объяснить... В общем события, которые просто перевернули мою жизнь.

- События? Какие? Ты выгладишь странно. Эти джинсы, топик... Куда ты попал, с кем связался? Ты нашел себе другую, богатенькую! - воскликнула она.

- В общем и да, и нет. Понимаешь, я с ней познакомился через Интернет.

- И Н Е Р Н Е Т!!!! Правы были мои родители. Зачем тебе нужен был этот компьютер! Лучше бы одежду купил, а то с голой задницей, зато с компьютером! - вспылила она.- Януш! Я понимаю, что тетя приучила тебя ухаживать за волосами, содержать в порядке ногти и бриться дважды в день. Я всегда замечала за тобой странности, но это выше моего понимания.

- Знаешь, Виточка, - еле сдерживая себя от гнева, проговорил я. - Давай оставим этот разговор на завтра. Мы встретимся и все обсудим. Хорошо?

Я аккуратно взял ее под руку и проводил до автобусной остановки. Автобус пришел быстро, и простившись, я легонько подтолкнул Вику в дверь.

С каким нетерпением я ждал открытия заветного окна на почтовом ящике в Интернете.

-Привет! - писала Яна. - У меня прекрасная новость. Завтра операция. Представляешь? Наконец-то исполнится моя мечта!

-Мечта? Какая мечта? - подумал я.

- Я стану женщиной.

- Она беременная, - первое, что пришло мне в голову.

-Я недавно пережила своего рода пере осознание своей сущности. Слёзы, психи, срывы и в итоге попытка свести счёты со всем миром. А потом, как откровение: ведь я себя довела до предсмертного состояния и чего мне жалеть? Всё. Конец. Я боялась, что не получится, я жалела себя и думала, что из меня ничто путное не выйдет. И вдруг осенило. А сейчас мне уже нечего терять. Есть я с окровавленной бритвой и есть призрачная надежда, что вдруг... Вдруг хоть чуточку удастся?... Повыла ещё несколько дней. И решила, не спросив ни у кого, не посоветовавшись: САМА БУДУ ДЕЛАТЬ СЕБЯ! Вот так до сих пор и "делаю". Каждый день. И каждый день стараюсь убедить себя, что не зря всё это! - Чего-то я не понимаю, - подумал я. - Ну да ладно, потом разберемся.

И стал читать дальше:

- Ну а нет, так нет - мамулю с братишкой жалко - они меня больше всего на

свете любят, да и я тоже! И теперь я здесь. Так что, как видишь, я поддалась твоему (и не только твоему) "пагубному" влиянию. :)))) Я об этом не жалею! Я почти счастлива!!!!....

Очень жду твоих новостей!!!!!!!

Я откинулся на спинку стула. Где-то я это читал, видел, но где? И мысленно стал перебирать все события, пошедшие со мной. Я встал из-за стола и начал медленно ходить по комнате, копаясь в своем сознании. Подошел к журнальному столику, на котором лежал альбом, взятый у тетушки, и машинально стал листать страницы. Из альбома выпала статья. Та самая, в которой говорится, что отец пятерых детей хочет стать женщиной. И я стал ее читать.

Его усыновили. Сегодня нет в живых тех двоих, что называли его сыном и стали отцом и матерью. И он признается, что может быть к лучшему. Они не пережили бы того, что он собирается сделать. Он готовится к операции, после которой станет женщиной.

Газетная вырезка выпала из моих рук. И только сейчас я осознал: Яна - пока еще не женщина.

По оконному стеклу барабанил летний дождь. Стемнело. Я стоял и смотрел на горящие окна соседнего дома. С балкона раздался странный звук. То ли мяуканье, то ли... Я открыл балкон. Маленький мокрый комочек смотрел на меня огромными глазами и пронзительно мяукал. Прижав его к груди, я пошел на кухню.

-Чей ты, как тебя зовут? - спросил я малыша. Но он только тыкался в меня своим носиком и продолжал мяукать.

- Ты, наверное, голоден? Сейчас мы что-нибудь придумаем.

Я налил в блюдце кефир. Котенок прошлепал к блюдцу и стал жадно лакать. Я смотрел на него и улыбался.

- Ну настоящий пылесос, - подумал я и вновь вспомнил о Яне. Она тоже голодная наверное! И ей там холодно, совсем холодно. Я мысленно представил ее, свернувшеюся калачиком под тонким больничным одеялом. Одну в этой большой пустой палате. Замерзающую не только от холода, но и от пустоты и непонимания. Я стал быстро собираться. Достал из холодильника колбасу. Нарезал хлеба. Достал помидоров. Огурцов. Упаковал сыр. И потом что-то еще. Подскочив к компьютеру, быстро нашел сообщение с адресом больницы.

- Да ведь это рядом, в двух остановках на автобусе! - воскликнул я. - И главное, не забыть теплые веши. Хоть и лето, но в больницах всегда холодно. Так думал я, пока запихивал теплые шерстяные носки и свитер в сумку. Окинув комнату на последок, я выскочил из квартиры.

- Так, теперь надо купить что-нибудь посущественнее, - думал я, пробегая расстояние от дома до универсама. Благо, что он работает круглосуточно.

В универсаме народу было мало, я купил курицу и вино. И бегом побежал к автобусной остановке. Чуть не налетел на двух девчонок.

- Куда прешь! Не видишь что ли?

Я извинился перед ними, взглянул на уличные электронные часы над главпочтамтом. И тут же снова уставился на них. На электронном поле светились огромные цифры говорящие, что сегодня 23.07.0:.. И в эту секунду я мысленно увидел поле последнего сообщения пришедшего от Яны. Там стояли вот эти цифры 23.03. 0:

- Нет, не может быть тут какая-то ошибка!

- Но это машина, и она просто выполняет свою программу. Понимаешь? И сбой она даст, если в нее залезет вот такой кретин как ты! - словно эхом прозвучали во мне слова Ерофеича.

- Только оденься потеплее. На улице ужасная погода. И гололед. В это время года можно легко простудиться. Вроде весна, а на дворе снег. - Словно вторя словам Ерофеича, прозвучали слова Яны.

Я сидел на мокрой скамейке и не знал что делать. Давно остыла курица, купленная в универсаме, а я все сидел и сидел. Потом встал и перешел улицу. Передо мной светились огромные буквы, говорящие о том, что я стою у почтамта. Я вошел внутрь, взял чистый бланк телеграммы и написал:

Здравствуй, дорогая тетя! Очень по тебе соскучилась. Извини, что долго не подавала о себе вестей. Скоро буду. Целую. Твоя племянница Яна.



JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

©2001-2016 julijana