JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину
* Рассказы
* Картинки
* Комиксы
* Фото-арт
* Анимашки


Ваши истории * Фото * Мисс Транс * Вопросы * Логи * Знакомства * Форум * Чат
Методики *
Словарик *
Реклама *
Ссылки *
О сайте *

В школу Бейри Филипп попал из сиротского приюта. Одна из наставниц заприметила за ним явный талант к танцам и сообщила о мальчике в Бейри. Школа Бейри обучала преимущественно детей-сирот и была своего рода приютом, но в отличие от настоящего приюта, здесь учились и вполне обеспеченные детишки, чьи родители желали увидеть своих чад на сцене. Впрочем, подобные были скорее редкостью, чаще богатенькие ученики просто использовали приобретенные таланты в обычной жизни.

Школа Бейри готовила актеров и танцоров, причем, несмотря на то, что это искусство считалось исключительно прерогативой мужчин, сюда принимали и девочек. Причем, очень многие выпускницы имели заслуженный успех на сцене, хотя и вынуждены были в жизни выдавать себя за мужчин, что не мешало им находить мужей, но тогда они покидали театр и больше в него не возвращались, только как зрители. Но все это были только слухи. Официально школа выпускала из своих стен не девушек, а мальчиков-кастратов. Почему-то считалось, что женщина не может играть в театре и немногих актрис приравнивали к проституткам.

Все сорок первоклассников жили в одной большой палате. Только мальчики. Правда, поговаривали, что очень немногие девочки первые два класса живут и учатся в двух домах за высоким забором. Лишь в третьем классе они начинали обучаться совместно с мальчиками. Вот этих девочек, уже девушек, Филипп часто видел ходящими группками на прогулку по саду, в столовой, когда приходилось там работать. На них были зеленые шерстяные платья, в прохладное время зеленые же плащи и черные шляпки. Старшеклассницы могли прогуливаться в более элегантных нарядах, словно молодые леди. Жили девочки в трех домиках, по числу старших классов рядом с домиками для преподавателей, в отличие от мальчиков, которые продолжали жить в прежней палате все пять лет обучения.

Первый класс называли самым трудным. Именно из первого класса отчисляли. Тот, кто выдерживал первый класс, заканчивал школу.

Основной упор обучения делался на гимнастику. Тело будущих танцоров и актеров должно стать резиноподобным и гнуться в любом месте и под любым углом. После занятий все мышцы болели, но под угрозой покидания школы, приходилось повторять все вновь и вновь несмотря ни на какую боль. Строгие преподаватели сообщали, что боль будет сопровождать будущих артистов всю жизнь, пока они будут продолжать заниматься своим ремеслом. Именно ремеслом, а не искусством. А потому мальчики должны привыкать к боли.

Несмотря на предельную загрузку, Филипп находил время для мелких шалостей. А как без этого? Особено от него доставалось девушке из пятого класса по имени Мартина, которая по окончании школы должна была стать преподавателем, а потому в качестве подготовки ей поручили уроки этики для первого класса. Верхом проделок Филиппа стал таракан в тарелке Мартины за ужином. Впрочем, она никак на него не отреагировала, как и на мышь во время урока.

- А Вам, мелкий пакостник, пора уяснить, что я готовлюсь быть преподавателем, а потому должна быть готова к подобным проделкам, - сообщила она ему после проделки с мышью, попросив задержаться в классе после урока. - Наказывать я Вас не стану, но вынуждена отметить это в журнале. Если будете продолжать в том же духе, то несмотря на все Ваши успехи, Вы покинете стены школы.

Но даже после этого Филипп не унялся. Поэтому вполне естественно после Нового года он и еще восемь шалопаев были вызваны к директору школы. Перед уходом им велели собрать все свои вещи и взять их с собой. Троим мальчикам было сразу указано на дверь и они вернулись в свои сиротские приюты, из которых были взяты. Остальным был дан шанс исправления, Филиппу в том числе.

- Под руководством миссис Гордон, мисс Мартины и мадемуазель Луизы вам надлежит продолжить обучение отдельно от остальных. Лишь тогда, когда ваши успехи будут явны, вы сможете продолжить обучение со всеми. Причем замечу, это не зависит от успехов каждого по отдельности, а всех вместе. Теперь идите за вашими наставницами.

Мальчиков провели через всю территорию школы прямо к высокому забору, за которым скрывались два загадочных дома, про которые среди первоклассников, да и второкласников, ходили всякие страшные истории и легенды. Между собой дома оказались разделены таким же высоким забором. В один из этих домов мальчиков и привели. Двор дома оказался нисколько не страшным. Здесь даже был цветник и фонтанчик. Да и в самом доме обстановка оказалась совершенно не мрачной.

- Здесь вы будете жить и учиться, - объявила миссис Гордон. - Отсюда вам один путь - прочь из школы. Это вы должны решить прямо сейчас. Решив остаться, вы подчинитесь строгим правилам перевоспитания и не покинете школу до тех пор, пока не закончите наше обучение здесь. Имеются желающие уйти? - таких не оказалось. - Тогда ступайте за мисс Мартиной. Она станет вашей старшей наставницей. Именно от нее будет зависеть то, что с вами будет происходить в этом доме.

Теперь от Мартины, которой Филипп успел насолить, зависело все. Девушка провела мальчиков в кладовку, где они оставили все свои нехитрые пожитки.

- Здесь вам это не понадобится. По правилам дома наказания, вы все будете обеспечены другими вещами, строго оговоренными правилами этого дома.

На кладовку был навешен устрашающий замок, а мальчики парами пошли следом за наставницей на второй этах, где должны были располагаться их спальни. Как ни странно, спать им предстояло по-отдельности, каждому в своей спальне. Роскошь, недоступная ранее, впрочем, размеры дома позволяли разместить учеников подобным образом. Мартина распределила мальчикам их комнаты.

- Вам дается полчаса на обустройство. У каждого в комнате, в шкафу, висит его новая одежда. Вы должны будете переодеться. Старую одежду я у вас заберу. После обустройства вас всех ждет предварительный инструктаж и ужин. А теперь разойдитесь по комнатам.

Комнату, в которую вошел Филипп, по меркам школы можно было назвать роскошной. Здесь была кровать, одежный шкаф, даже кресло и стул перед столиком с зеркалом. На окнах висели занавесочки. "Странное наказание", - подумал мальчик, проверив мягкость кровати. В прежней палате на всех кроватях лежали тонкие матрацы, здесь это была скорее перина, по крайней мере было мягко.

Вспомнив, что им велели переодеться, Филипп открыл дверцу шкафа. В шкафу висело зеленое шерстяное платье, в каких ходят все девочки-ученицы школы. На полочках лежали другие вещи, необходимые девочкам.

Из чувства протеста Филипп вышел в коридор в своей прежней одежде. Другие мальчики оказались более покладистыми и теперь посмеивались друг над другом. Миссис Гордон, Мартина и Луиза стояли в сторонке и тоже посмеивались над неуклюжестью своих новых воспитанниц.

- Так, так, так. Кто-то не желает подчиняться? - миссис Гордон увидела Филиппа.

- Я не хочу ходить одетым как девочка. Я хочу вернуться в свой приют, - ответил Филипп.

- Поздно. Этот шанс был дан вам всем раньше, но вы согласились остаться. Теперь вы обязаны подчиняться правилам внутреннего распорядка. Кто не согласен - будет наказываться, но стен этого дома не покинет до полного своего исправления. Вместе с ним останутся и все остальные, несмотря на то, как исправились они. Этот дом вы покинете все вместе, а вот когда - будет зависеть от каждого из вас.

- Филипп, в свою комнату, - велела Мартина, когда миссис Гордон закончила говорить.

Мартина взяла мальчика за руку и повела его в его комнату. Здесь она велела ему сесть на кресло, а сама устроилась на стуле.

- Вам следует понять, что все, что с Вами происходит является результатом Вашего прежнего поведения.

- Можете пороть меня сколько угодно, но платье я не одену.

- А пороть тебя никто не будет. Миссис Гордон не преподаватель, а врач. Она сделает тебе укольчик и ты станешь послушной девочкой.

- Не стану.

- Ну тогда ей придется тебя кастрировать и ты никогда уже не станешь мужчиной.

- О нет!

- Это самое суровое наказание из тех ,которые вас всех здесь ждут, но другие тоже не сахар. А пороть... Порка не самый лучший вид наказания, но иногда мы будем заменять более суровое наказание на порку, если ты станешь послушной девочкой.

- Более страшное?

В комнату вошла миссис Гордон:

- Все еще упрямится? - она поставила на столик свой саквояж и вытащила из него все, необходимое для укола.

Филипп съежился на своем кресле, но не сопротивлялся уколу, боясь, что к нему могут применить самое страшное, что может произойти. Потом он долго смотрел на вздувшееся место укола, словно туда пихнули жука.

- Пусть посидит пару минут, - велела миссис Гордон и вышла.

- Ну что, будешь хорошей девочкой?

- Д-да. А что мне укололи?

- Не бойся, - Мартина улыбнулась. - Это всего лишь прививка от болезней. Миссис Гордон сейчас делает ее всем твоим друзьям.

- Но мистер Рендль уже делал нам прививки три месяца назад.

- Правильно. А теперь наступила пора новых. Эту прививку вы все будете получать ежемесячно. А теперь вставай и переоденься, нас стобой ждут.

Мартина помогла мальчику с непривычной для него одеждой. Сделав первый шаг, он сразу наступил на длинную юбку и едва не упал. Наставнице стало весело.

- Во-первых - обуй туфли. Каблуки приподнимут тебя и юбка перестанет волочиться по земле. Во-вторых, делай короче шаг. И в-третьих, если юбка все-таки мешает, придерживай ее вот так.

Филипп справился, но идти на каблуках было сложно.

Все мальчики все еще стояли в коридоре под присмотром Луизы. У всех на руке были красные пятна от прививки. Филипп встал к ним.

- Итак, - объявила Мартина. - Здесь, в доме перевоспитания все вы будете девочками. Соответственно, мы должны будем поменять ваши имена. На вопрос как долго вам предстоит жить здесь, отвечу - пока каждый из вас не исправится. У кого-то из вас это поведение, у кого-то неудовлетворительная успеваемость. Все время пребывания в этом доме вы числитесь в первом классе. Займет ли это месяц или год, отсюда вы перейдете в первый класс. Миссис Гордон уже сообщила вам осистеме наказаний, принятой здесь. Добавлю. Тот из вас, кто будет подвергнут исключительному наказанию, по окончании обучения здесь будет переведен в соседний дом, где учатся девочки первого и второго классов, и закончит нашу школу как девочка. А теперь займемся вашими именами.

Филипп выбрал себе имя Эстер. Так звали женщину, заменившую ему маму. Она приютила у себя пятилетнего бродяжку. Это были, пожалуй, самые счастливые четыре года в его жизни. Но Эстер попалась на краже и Филиппа отправили в сиротский приют.

Инструктаж занял еще почти час. Все это время приходилось стоять на каблуках. Наконец, Мартина закончила и повела всех на ужин. Ужин состоял из овощного салата и чая с бутербродом. Чай оказался совершенно отвратительным, но его пили даже наставницы. К тому же ничего другого не было. Правда, с сахаром напиток оказался даже вкусным, а сахара можно было взять сколько угодно.

После ужина состоялся первый урок. Мартина и Луиза обучали мальчиков правильно ходить в платьях. Кроме того, мальчикам велели переобуться в туфли с еще более ужасными каблуками и учили в них ходить. Филипп не упустил возможности пошалить и здесь. Мартина сделала вид, что не замечает, но погрозила мальчику пальцем.

На ночь вместо пижамы полагалось одеть длинную ночную рубашку. Филиппу снилось, что его сделали девочкой и он убегает, путаясь в юбке, от миссис Гордон, у которой в руках был ужасный нож и шприц.

На завтрак подали тарелочку каши и все тот же ужасный чай с бутербродом. Однако, пржде, чем пустить мальчиков за стол, Мартина и Луиза устроили им урок опрятности.

- Завтра та из вас, которая придет в столовую в неудовлетворительном для девочки виде, будет лишена завтрака, - заявила Мартина.

Потом начались обычные для школы Бейри занятия. Гимнастика, танцы, пение, научные предметы. Прежние учителя приходили из основной школы и проводили обычные уроки. Отличием от прежних занятий было только то, что на всех занятиях необходимо было следить за собой и выглядеть и вести себя как полагается девочке. Соответственно к неудобствам во время гимнастики и танцев добавились туфли на каблуках, которые необходимо было носить постоянно. К вечеру никто из мальчиков не мог норматьно ходить, сбив себе ноги. Однако, к привычным занятиям добавились новые. Теперь их дополнительно учили заниматься рукоделием, шить, следить за своей красотой.

Без серьезных проделок Филипп выдержал только две недели. Однажды утром Карл-Клара, которую ставили в пример остальным, обнаружила, что вся ее одежда пропитана водой и одеть нечего.

За полгода он проделал еще немало подобных шалостей. Мартина относилась к нему как-то особенно тепло, именно благодаря этому отношению проделки сходили Филиппу с рук. Не всегда. В тех случаях, когда его ловили и он не мог отвертеться, наказание не заставляло себя долго ждать. Наказанием служило лишение завтрака или ужина. Обеда никогда и никого на лишали. Довольно болезненно было наказание уколом, который делала миссис Гордон. После этого место укола болело два-три дня, напоминая о наказании. Хотя чаще Филиппа все же пороли. Несмотря на свое отношение к мальчику, Мартина сделала его показательным примером для остальных. Самым неприятным, что произошло с Филиппом - ему проткнули уши и заставили носить сережки, от чего он стал больше похож на девочку. Зато в подарок на четырнадцатилетие он получил сережки из настоящего золота с маленькими алмазиками, после чего еще два мальчика добровольно согласились носить серьги, так как всем остальным тоже обещали подобные подарки к дню рождения, если те согласятся постоянно их носить.

Но все это было мелочью. В один прекрасный день Филипп переполнил чашу терпения воспитателей, за что и поплатился. Сам мальчик считал, что и на этот раз миссис Гордон сделает ему болезненный укол. После укола его потянуло в сон.

Проснувшись, мальчик ощутил страшную боль в паху. Миссис Гордон сделала ему какой-то укол и боль утихла, но не прошла совсем.

- Вот и все, - сообщила врач. - Теперь ты станешь поспокойнее, чем прежде.

- Что Вы со мной сделали!?

- То, что следовало сделать давно - вырезала твои яички.

- Не хочу, - мальчик заплакал, кошмар, часто преследовавший его ночами, стал явью.

Но это оказалось не так и страшно, если не считать уколов миссис Гордон каждые три дня. В первую ночь Мартина долго успокаивала мальчика и сидела возле его кровати после того, ка Филипп уснул. Она погладила его ставшие более длинными волосы и нежно поцеловала мальчика в лоб.

Произошедшее с Филиппом несчастье действительно переменило его. Он перестал шалить совсем. Другие мальчики, глядя на своего друга, тоже стали вести себя послушно. Но им это не помогло.

Спустя месяц, когда Филипп выздоровел после проведенной над ним операции, миссис Гордон объявила новость, приведшую всех мальчиков в ужас. Всех кроме Филиппа, теперь Эстер.

- Принцип дома перевоспитания каждый как все и все как один, - объявила врач. - Эстер была наказана за плохое поведение. Сегодня истек срок, данный всем вам на перевоспитание, но вы не справились с этим. Благодарите Эстер, Джулию и Анну. Потому весь класс будет подвергнут наказанию, которому уже подвергнута Эстер. С нового учебного года все вы будете переведены во второй класс как девочки и останетесь ими до окончания нашей школы. Поздравляю.

Вечером того же дня, после отбоя, Эстер пробралась в комнату Мартины.

- Кто здесь? - Мартина проснулась.

- Это я, Эстер.

- Что тебе нужно? Очередную проделку изобрела?

- Нет. Просто не могу уснуть.

- А при чем здесь я?

- Меня мучает один вопрос. Можно?

- Ожин можно, а потом спать.

- Почему с нами это сделали?

- Что это?

- Ну, со мной, в целях воспитания, я еще могу понять. Но остальные...

- Теперь я могу сказать. Дело в том, что это изначально должно было произойти со всеми вами. Думаешь откуда в школе, куда девочек не принимают, они берутся?

- Не принимают?

- За редким исключением. Традиционно настоящих женщин в театр не берут, но кто-то должен играть женские роли. Вот тут появляемся мы.

- Мы?

- Я такая же как ты, - в голосе Мартины появилась печаль. - Меня тоже наказали. Но это не было наказанием. Это было переводом в класс для девочек.

- Но я не понимаю. Почему тогда все считают, что в Бейри учатся девочки?

- Те, кому это надо, так не считают. Никто не возьмет в театр женщину, да и никакая женщина не захочет быть актрисой.

* * *

До перехода в третий класс они жили на правах пленниц. Выход за пределы дома и маленького дворика был запрещен. Редкие выезды из школы в закрытой карете были настоящим праздником. Впрочем, свободного времени почти не было, график занятий никого не оставлял без дела, даже Мартину и Луизу, которые закончили школу и готовились к экзаменам на преподавателей школы. Мартине нравилась гимнастика, Луиза захотела работать с девочками, обучая их разным премудростям, необходимым в будущей жизни.

За полтора года дрессировки, иначе этого не назвать, мальчики сильно изменились. В любой ситуации они вели себя подобающим образом, даже визжали от страха или неожиданности. Они и выглядели теперь настоящими девушками. Еще детские холмики на груди, тонкие талии, округлости бедер. Только попросив их оголиться, возможно было узнать правду.

За два дня до начала учебного года в третьем классе их перевели в домик для девочек, не огороженный высоким забором. Они получили долгожданную свободу. Не полную, но все же свободу. Их новые комнаты тоже оказались более комфортными, чем в доме младших классов, как они стали называть дом исправления. В шкафчиках, кроме новых зеленых платьев, висели белые платья из шелка, которые можно и нужно одевать по праздникам. Все нижнее белье было шелковым, из шелка же оказались простыни, наволочки и пододеяльники.

После обеда они смогли погулять по саду. Никто за ними больше не присматривал, но по привычке они пошли на прогулку вшестером парами.

Два года назад, глазея на прогуливающихся третьеклассниц, Филипп даже не догадывался о чем они могут думать. Теперь Эстер это знала. Она стала такой же, как те девочки, которые теперь учились в пятом классе. Она знала, что на нее смотрят, ей любуются и ей это нравилось. Встреались и бывшие, а теперь будущие одноклассники. Они стеснялись подойти к девочкам. Узнали они или не узнали своих два года назад покинувших класс друзей? Узнать их теперь было сложно. Но скоро мальчики третьеклассники узнают правду. Как они отнесутся к этому?

В конце первой недели обучения, когда девочки и мальчики присмотрелись друг к другу, когда мальчики привыкли к ошарашившей их правде, классу было предложено создать шесть пар. Девочки называли главному воспитателю по пять предпочтительных имен мальчиков, мальчики же должны были назвать только двух девочек, с которыми они согласились бы составить пару до конца обучения в школе. Очень часто эти пары сохранялись и после школы. Проанализировав пожелания учеников, директор школы составил и утвердил шесть пар. До конца обучения мальчику и девочке в паре предстояло постоянно общаться друг с другом, вместе учиться, разве что ночь они будут проводить в своих собственных постелях. Оставшихся без девочек мальчиков все-равно поделили на пары, в которых один из мальчиков играл роль девочки, но от него не требовалось быть абсолютным ее подобием.

Эстер достался ее старый друг Майкл, с которым они подружились еще в сиротском приюте. Когда Филиппа изгнали из школы, как считьали все, Майкл даже хотел покинуть школу, но его удержали, так как он был одним из лучших в классе. Узнав в Эстер Филиппа, Майкл был удивлен и обрадован. Узнав, что стало с другом, он искренне посочувствовал и предложил бежать из школы и обратиться за помощью в полицию. Эстер с трудом удержала его от этого шага.

- Но они не имели права так с вами поступать! - возмутился Майкл.

- Что сделано, то сделано. Не мы первые, не мы последние. Думаешь никто не знает, что здесь происходит?

- Ты прав... права. Черт, для меня ты еще Филипп.

- Привыкай к Эстер. Скажи, а я тебе нравлюсь? Как девочка.

- Ну...

Эстер засмеялась и поцеловала Майкла в щеку, от чего тот покраснел. Так закончилась их первая встреча. Неудивительно, что и он, и она указали друг друга среди предпочтений столько раз, сколько от них требовалось указать разных кандидатов.

Майкл мог стать неплохим комиком, но зато Эстер - талантливая танцовщица. Это определило дальнейший путь совершенствования их пары - балет. Танцы были основной дисциплиной, но не единственной. Подобно другим парам, которые тоже получили свою специализацию, их продолжали обучать петь, музицировать, декламировать, то есть тому, что не было обязательным для их специализации. Как в первом и во втором классах, в третьем тоже не было свободного времени. Восемь часов на отдых, девочкам один час на личные дела, три часа завтрак, обед и ужин. Все остальное время отнимали непрерывные занятия.

* * *

Пятый класс, по сравнению с предыдущими, казался отдыхом, хотя на самом деле нагрузка была больше, чем в первом, но тело и мозг привыкли к изматывающему режиму обучения и часто даже возникало свободное время. Согласно правилам, установленным в школе, отношения "мальчик-девочка" в парах не должны переходить черты дружбы и партнерства. За нарушение этих правил полагалось наказание. Так в четвертом классе в доме для девочек появились две новенькие. Им было намного тяжелей, чем Эстер и ее подругам, но... Новеньких поймали во время нарушения правила отношений в парах. Остий, игравший в паре роль девушки заявил, что виноват Марат, насиловавший партнера. Девочками стали оба. Больше никто не рисковал. Запрещались даже поцелуи, если они не были запланированы репетицией. Исключение делалось только для "настоящих" девочек - на их проделки закрывали глаза, если все оставалось в рамках приличий.

За месяц до окончания обучения в школу приехали представители самых разных знаменитых театров. В их задачу входило подобрать новых артистов и выкупить их у школы на устраиваемом для этого аукционе. Пара Эстер-Майкл была лучшей в выпуске и их приобрел императорский театр.

Эта продажа новых артистов нисколько не ограничивала их свободу. Отработав положенные три года, они могли покинуть театр и заниматься любым делом. Мужчинам-актерам в этом отношении было легко, чего не скажешь о кастрированных, которых пручили к роскошной жизни еще в школе.

Если даже в пятом классе Эстер продолжала думать, что, начав работать в театре, ей удастся изменить образ жизни, вернув себе прежнее имя и изображая Эстер лишь на сцене, то очень скоро она поняла свое заблуждение. Сделав выбор в пользу жалкой комнатушки с минимумом удобств, аналогичной той, в какой поселили Майкла, она уже через месяц поняла, что не сможет так жить. Альтернативой была роскошная жизнь в образе женщины, Филипп должен быть забыт навсегда.

Дебют Эстер и Майкла вызвал фурор. Уже давно на сцене императорского театра не появлялось подобной совершенной пары. Уже в первый месяц Эстер получила сотни признаний в любви, различных неприятных для нее предложений от поклонников, как мужчин, так и женщин. Вниманием не оказался обделен и Майкл, но только как спутник яркой звездочки.

Несмотря ни на что, Эстер сохраняла верность своему партнеру. Еще в школе, несмотря на запрет и серьезное наказание, они с Майклом стали любовниками. Инициатива исходила от Майкла, но после случая с Остием и Маратом он сразу увял. Тогда уже Эстер договорилась с Мартиной, ставшей ее лучшей подругой, и... Первый год после школы Майкл тоже сторонился женщин, но скоро это прошло.

Во время одного из балов, куда Майкл привел Эстер, он познакомил свою партнершу с очаровательной девушкой по имени Эмилия Фуе.

- Мы решили пожениться, - "обрадовал" он Эстер. - Родители Эмилии не возражают.

- Желаю счастья.

Когда они отошли, Эстер была готова расплакаться, но ее сразу окружили почитатели, не позволив уйти. Впрочем, это позволило ей прийти в себя после удара. Потом к ней подошла сама Эмилия, уже без Майкла. Это было вызвано чистым любопытством.

- Скажите, Эстер, это правда, что Вы не женщина?

- И да, и нет. А как по Вашему?

- Ну, Вы такая красивая. Майкл сознался мне, что вы с ним...

- Не будем об этом. По рождению я действительно не женщина, физически ни женщина, ни мужчина, но в остальном...

Разговаривая с невестой Майкла, Эстер с трудом удерживалась от того, чтобы не нагрубить бедной девочке. Впрочем, почему девочке и бедной? Эмилия была младше от силы на год, ее родители были состоятельными людьми. Первоначальное чувство неприязни постепенно переросло во что-то другое. Эстер поняла, за что Майкл полюбил Эмилию - не только за ее приданое. Кроме того, она увидела, что Эмилия искренне любит Майкла и способна подарить ему счастье. В конце разговора Эстер уже вполне искренне пожелала Эмилии счастья.

- Спасибо, я так боялась, что Вы затаите на меня обиду. Вы хорошая женщина и Вы заслуживаете своего счастья. Можно еще просьбу?

- Какую?

- Это не моя просьба. Один мой знакомый, Антуан Рабье, хотел бы с Вами познакомиться, но стесняется подойти. Он хороший человек и он в Вас влюблен, но боится, что Вы можете оттолкнуть его, как оттолкнули от себя уже очнь многих.

- Знаете, поклонники - это действительно моя беда. Причем большинство из них считает, что как актриса я обязательно должна вести жизнь куртизанки. А мне хочется стать обычной женщиной, даже если ради этого придется бросить театр. Так что Антуан?

- Он может подойти к Вам завтра после балета? Я проведу его.

- Хорошо, но пусть он придет сам, я его не съем и не прогоню...

Женившись, Майкл прекратил выступать в театре. У Эстер появился новый партнер. Отношения с Антуаном складывась на удивление легко. В Эстер он видел не изумительное недоразумение, а настоящую женщину с небольшим недостатком, но у кого нет недостатков. По просьбе Эстер, у которой не было времени, он разыскал известного врача, творившего настоящие чудеса, и попросил того о помощи. Только тогда Эстер согласилась бросить театр и жить за счет Антуана, который мог себе позволить исполнять ее капризы.

Через полтора года после этого у Эстер не осталось ни одного недостатка, она стала настоящей женщиной и через девять месяцев после свадьбы подарила своему супругу малыша, которого назвали Филиппом.



JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

©2001-2016 julijana