JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину
* Рассказы
* Картинки
* Комиксы
* Фото-арт
* Анимашки


Ваши истории * Фото * Мисс Транс * Вопросы * Логи * Знакомства * Форум * Чат
Методики *
Словарик *
Реклама *
Ссылки *
О сайте *
Пленные души, часть 2
Глава 1

Поезд мерно стучал колёсами, унося нас из родной глубинки в далёкий, ещё почти незнакомый мне город студентов и молодёжи. Путь был неблизкий, но вместе с нами в одном вагоне ехало не меньше десятка студентов, входивших на разных станциях, но направлявшихся туда же, куда и мы. Ведь тот город, в который мы ехали, славился на всю страну своими высококлассными ВУЗами, прогрессивной молодёжной средой, а также свободными, почти европейскими нравами. Да, этот поезд был не просто транспортом, перевозившим меня из пункта А в пункт Б, он был моей надеждой на то, что всё моё прошлое останется позади, и я заберу из него только одного, самого дорогого мне человека. Того, кто сейчас сидит рядом со мной.

Я придвинулась ближе к Андрею и склонила голову на его плечо. Он повернулся и мельком взглянул на меня, но я притворилась, что сплю. Мне сейчас не хотелось ни о чём говорить, достаточно было чувствовать рядом тепло любимого человека, его сильное, надёжное плечо, слышать его дыхание. Наконец-то, после такого долгого, мучительного расставания, мы снова сможем быть вместе, в этот раз уже навсегда.

Прошло почти три года с тех пор, как я встретила Андрея. Он с самого начала видел во мне только девушку, и даже тогда, когда узнал о том, что я транссексуалка, не сомневался в искренности моей женской души. Я полюбила его, можно сказать, с первого взгляда, и он, хоть и спустя несколько месяцев, всё-таки принял мои чувства и ответил на них взаимностью.

Пускай для всех окружающих, для его родителей, даже для моей мамы наш союз казался невозможным, бессмысленным, ненормальным, но всё же, у нас были друзья, которые могли нас понять и поддержать. Так что, несмотря на все невзгоды, мы продолжали встречаться... целых полгода. Пока Андрей не поступил на филологический факультет в далёком городе, куда даже на скором поезде ехать почти сутки.

Разумеется, ему было нелегко принять такое решение, он ни за что не хотел оставлять меня на такой долгий срок одну. Хотел даже отказаться от высшего образования ради меня, но я сама настояла на том, чтобы он обязательно поступил в ВУЗ, где смог бы вполне раскрыть свой талант, ради нашего с ним достойного будущего. И будущего наших детей, которые обязательно должны были появиться в нашей, пусть неофициальной, но крепкой и любящей семье, чего бы нам это не стоило!

Я же, оставшись одна, тоже времени зря не теряла. Вложив все свои усилия в учёбу и подработку, я смогла получить достаточный уровень знаний в школе, а также оплатить курсы, чтобы поступить в тот же самый Институт, что и Андрей. Правда, с гуманитарными науками у меня было совсем плохо, поэтому пришлось довольствоваться физико-математическим факультетом.

Но как бы то ни было, мои надежды оправдались, вступительные экзамены сданы, документы получены, и вот я еду вместе с Андреем в далёкий и таинственный Институт, а значит и в новую жизнь! Конечно, далеко не всё из того, что мне пришлось оставить, было связано с непониманием, унижениями и презрением. Были ведь и верные друзья, без которых я не смогла бы выжить в нашем маленьком городке, едва ли затронутым отголосками цивилизации. Очень тяжело было расставаться с ними, но то душевное тепло, которое они подарили мне за эти годы, и сейчас согревает меня, словно частичка их осталась со мной навсегда.

Меня успокаивало то, что их судьба тоже не повернулась к ним спиной, давая возможность их мечтам осуществиться. Женя старалась изо всех сил в своём ателье, а в свободное время самостоятельно изучала премудрости и тайны лоли-стиля, так что руководство, в конце концов, оценило её усилия и позволило ей самой шить платья. Надо сказать, получалось у неё не хуже, чем у мировых производителей лоли-одежды! Одно из её платьев сейчас на мне — белоснежное, с длинными рукавами и аккуратными оборочками, бардовым фартучком на шнурочках и с большим бантом на пояске. В волосах у меня теперь аккуратный ободок с маленьким бантиком, чем-то напоминающим кошачьи ушки, как показалось Нике. Так или иначе, платье было немного непривычным для меня, но Женя сказала, что раз уж я вхожу во взрослую жизнь, то и одеваться я должна не в детском стиле сладкой лолиты, а более серьёзно и элегантно, как настоящая леди.

Ника окончила школу с отличием и поступила в институт нашего областного центра, на факультет иностранных языков. Теперь она мечтает стать переводчиком и уехать в Японию. До дома с её института ехать всего часа полтора, так что она почти каждый день навещает родителей или сестру Андрея Лену. Удивительно, как сильно эти две девочки сдружились, хотя с виду они совсем разные. Ника, такое ощущение, что вообще не интересуется парнями. Она сама порой ведёт себя как мальчик лет двенадцати, со своими игрушками и мультиками. А Лена, наоборот, несмотря на свой возраст, кажется, понимает в отношениях больше, чем некоторые взрослые девушки. Впрочем, им есть чему друг у друга поучиться.

С Ромой тоже всё хорошо. Он, наконец-то, нашёл свою любовь. С одним своим бывшим одноклассником. Да, и андрогином ему быть надоело уже через полгода, так что он стал самым нормальным геем. Если можно так выразиться. Хотя, какая разница, кого и как называть, главное чтобы они были счастливы. Правда, родителям он ещё не признался. Оправдывается, что им вообще нет до него дела. Но я думаю, что если он с ними хорошо поговорит, то они обязательно всё поймут и примут его выбор. Моя же мама приняла меня той, кем я хотела быть.

Да, а с мамой расставаться мне было тяжелее всего! Всё-таки она моя мама, и никакая новая жизнь, никакие другие люди не заменят самого родного мне человека! Возможно, я никогда бы не решилась на этот шаг, но, к счастью, у мамы примерно год назад появился самый настоящий ухажёр. Какой-то мужчина средних лет с её работы. О том, насколько у них всё серьёзно, я могла лишь догадываться по её счастливому виду и цветам, что она приносила домой. Я сама его видела всего пару раз, да и то мельком. Но за это я маму судить не могу, ведь она так много сделала для меня, и я не простила бы себе, если бы вновь оказалась на пути между ней и её счастьем! В конце концов, раз уж я уезжаю, то только порадоваться должна, что моя мама не останется одна.

Ладно, хватит уже о грустном да о прошлом! Для меня давно уже «грустное» и «прошлое» стали словами-синонимами. Даже всё то хорошее, счастливое, что происходило со мной раньше... всё это не стоило тех надежд, что я возлагала на будущее! Ведь с каждым годом, с каждым днём я всё больше отдалялась от того неродного, неестественного для меня образа, с которым мне приходилось мириться в детстве. Пусть прошлое останется в прошлом. Прости, мама, я не взяла с собой старый альбом фотографий на память. Его место заняло новенькое бельё, уже второго размера! Чуток великоватое, но я буду хорошо кушать, возможно, ещё немного подрасту, и когда-нибудь ещё вырасту и из этого размера!

Интересно, как Андрей к этому отнесётся, когда увидит? Я ведь хоть и хорошая девочка, но ведь уже взрослая, теперь можно и... Ой, что я такое говорю? Даже если про себя, всё равно стыдно! Андрей ведь любит меня не за это, а за нежную, чистую, невинную душу! Так он сам говорил. Наверное, это правда, я такая и есть. Ему виднее, он ведь у меня такой умный... И взрослый, и сильный, и надёжный... и тёплый... так приятно на нём лежать, как в мягкой постельке... мне кажется, сейчас я и в самом деле засну...

Мне снова приснился тот сон. Я стою высоко-высоко, на балконе какой-то башни, или замка, или дворца – не важно, я не смотрю назад. Я смотрю вниз, туда, где собралась, наверное, тысяча людей, или даже больше. Их головы запрокинуты, их взгляды прикованы ко мне, к моему лицу, моей одежде, каждому моему жесту. Это восхищённые взгляды, полные любви и обожания, я их читаю в глазах всех этих людей. Все они такие разные, но мне кажется, я всех их знаю. Мои бывшие одноклассники, из старшей школы, и из начальной тоже, учителя, соседи, мужчины, женщины, взрослые и дети... Не важно, кто они, но все они ждут от меня чего-то – одной улыбки или одного жеста руки. Одного лишь знака внимания от меня, чтобы ответить мне бурными аплодисментами и пойти за мной хоть на край света, стоит лишь мне отдать приказ...

И я поднимаю руку. Медленно, словно боясь чего-то, чувствуя какую-то опасность, но не в силах сопротивляться этим жаждущим взглядам. Я поднимаю руку, уже предчувствуя волну восхищения, которая сейчас нахлынет на меня... но вместо этого, ветер...

Холодный, пронзительный, безжалостный ветер резким порывом налетает на меня и рвёт мою одежду в клочки, срывает её с меня и уносит прочь! И я остаюсь одна, голая, беззащитная, под взглядами всех этих людей. Но взглядами уже не восхищёнными, не любящими, а полными удивления, непонимания, а вслед за тем и негодования, ненависти! И вот уже все те, кто минуту назад готов был следовать за мной, повинуясь любому моему жесту, теперь жаждут разорвать меня на части, убить, уничтожить, чтобы забыть обо мне навсегда, чтобы стереть из своей памяти то, как они верили мне... Их разъярённые крики всё ближе, всё громче, башня под их напором раскачивается, как былинка на ветру, балкон уходит из-под ног, и я лечу, я падаю вниз...

— Света, проснись, — раздаётся над самым ухом знакомый, заботливый голос. Такой тёплый после ледяного ветра. – Вставай, мы уже приехали.

Я медленно открываю глаза и вижу перед собой улыбающееся, но обеспокоенное лицо Андрея. Он обнимает меня за плечи, легонько встряхивая, чтобы сбросить мою дрёму.

— Я заснула, да? – спрашиваю я, хотя и так всё понятно, даже рука затекла. – Который час уже?

— Приехали, говорю, — повторяет Андрей. – Ты часа два спала, не меньше.

— А я ничего не говорила во сне? – спрашиваю я на всякий случай.

— Не важно сейчас, — Андрей поднимает меня на ноги и встаёт сам. – Наша станция, надо выходить, а то уедем дальше.

Он берёт сразу четыре большие сумки, и, сделав вид, что ему совсем не тяжело, идёт по вагону к выходу. Мне остаётся только прихватить свою бардовую тряпичную сумочку и следовать за ним по улицам незнакомого города, в новую жизнь, туда, где меня ждут новые открытия, а может быть, и новые проблемы. Но рядом с Андреем, уже взрослым и опытным, я не боюсь никаких трудностей. И верю, что всё будет хорошо!

* * *

Глава 2

Первым делом мне нужно было устроиться в общежитие. Приглашение в него пришло мне по почте ещё в середине лета, и то, что в нём значилось моё прежнее официальное имя, не отнимало у меня решимости получить свою законную комнату! Тем более что Андрей поддерживал меня, говоря, что на такие мелочи там никто не обратит внимание. Хотелось, конечно, верить, но мой жизненный опыт говорил об обратном.

Общежитие физико-математического факультета находилось в самой середине студенческого городка, рядом с большим супермаркетом и не так далеко от главного корпуса института. До общежития Андрея тоже было рукой подать, так что место было замечательное во всех отношениях. Это было старое девятиэтажное здание, но с обновлённым фасадом, так что современные пластиковые окна достались только той части комнат, которые располагались в восточной его части. Крыша вообще выглядела полусгнившей, а ступеньки высокого крыльца были вышарканы до округлой формы. Но, так или иначе, это место должно было стать моим новым домом на ближайшие шесть лет. Если, конечно, всё получится.

— Так, при общении с персоналом общежития важно не терять самообладания, — Андрей на ходу давал мне инструкции. — В случае чего, делаешь "морду тяпкой" и вперёд, как будто так и надо.

— Как грубо! — нахмурилась я. — Что это вообще значит?

— Да так, местное выражение, не принимай на свой счёт! — отмахнулся Андрей, как ни в чём не бывало. — Просто будь уверенней в себе, ладно?

— Постараюсь, — вздохнула я, открывая массивную дверь на слабой пружине. — Ты только будь рядом, ладно?

— Разумеется! — заверил меня Андрей, проходя следом за мной в просторный холл.

Первым, что бросилось мне в глаза, была разношёрстная толпа студентов, рассредоточенная по всему пространству холла. Они сидели на сумках, ждали своей очереди, заносили вещи или просто болтали друг с другом, радуясь встрече после летних каникул. Но на что я не могла не обратить внимание, так это их одежда — она сильно отличалась от того, что обычно носила молодёжь в нашем городке. Разнообразие стилей, оттенков, аксессуаров бросалась в глаза, особенно в одежде девушек. Я не очень интересовалась другой одеждой, кроме лоли-стиля, но похоже, что в этом сезоне предпочтение отдавалось всему свежему, интересному, смелому. Я никогда не старалась следовать за модой, но так уж получилось, что среди всей этой молодёжи моё лоли-платье с кринолином и оборочками почти не выделялось своей необычностью. Впрочем, выделиться я тоже никогда не стремилась, и одевалась лишь в то, что мне нравилось, что заставляло меня чувствовать себя красивой и женственной.

В любом случае, на меня поднялось всего несколько мужских взглядов, да и те быстро соскользнули в сторону, едва наткнувшись на фигуру Андрея рядом со мной. Но вовсе не это должно было меня сейчас волновать — в первую очередь мне предстояло зарегистрироваться в общежитии, для чего необходимо было пройти через коменданта — женщину почти пенсионного возраста, с суровым квадратным лицом и пробивающимися чёрными волосками над верхней губой. Внешне она была похоже на члена тайной ассоциации Гестапо-комендантш, мимо которых в общежитие не пролетит и муха без пропуска!

— Заико Семён? — произнесла комендантша дежурным тоном без тени эмоций и подняла на меня глаза.

Я собрала в кулак всю свою волю, выдержку и самообладание, чтобы разом обрушить их на противника, вывести его из равновесия и задавить морально! Так меня учил Андрей, хотя я всегда сомневалась в том, что мне такой метод подойдёт. Может, лучше было включить наивную дурочку и притвориться, что всё нормально и я даже не понимаю, в чём может быть проблема? Хотя нет, такую суровую даму это только разозлит! Что же делать? Она смотрит на меня, надо хоть что-то сказать!

— Эм... я... — но едва я успела открыть рот, как комендантша вдруг перевела взгляд на Андрея и, обращаясь к нему, сказала:

— Комната 603. Проходим, не задерживаем очередь!

— Угу, — только кивнул в ответ Андрей и, перехватив поудобнее сумки, направился к лифту.

На меня комендантша уже не смотрела, поэтому мне ничего не оставалось, кроме как следовать за Андреем. Я не совсем поняла, что произошло, но так или иначе, я миновала первый рубеж безо всяких проблем, и задерживаться на нём для выяснения обстоятельств у меня не было никакого желания. Тем более, что впереди меня ждало ещё одно испытание, возможно, даже серьёзнее первого. Комната 603, значит? Кто же ждёт меня в ней?

Но когда двери лифта за нами закрылись, оставляя нас наедине, Андрей тут же поспешил высказать свою догадку насчёт поведения комендантши:

— Я думаю, она приняла меня за тебя, — весело проговорил он, нажав на кнопку шестого этажа. — А приглашение с моим именем подала ты, потому что у меня руки были заняты сумками. Так, наверное, она подумала.

— Это хорошо, что в этот раз обошлось без проблем, но она ведь всё равно рано или поздно узнает... — с беспокойством в голосе начала я, но Андрей меня перебил:

— Послушай, у неё тут тысяча студентов, или около того, — Андрей улыбнулся с видом опытного и уверенного в себе взрослого человека. — Неужели ты думаешь, что она запомнит всех вас и будет интересоваться личной жизнью каждого?

— Это вряд ли, но всё-таки... — я хотела ещё немного посомневаться, но дверь лифта открылась, выпуская нас на шестой этаж.

Он был разделён на два крыла, в каждом из которых было по четыре секции, включавших в себя две комнаты, маленькую кухню, туалет и душ. Каждая комната была рассчитана на двух человек, так что не было ничего удивительного в том, что в 603-ей комнате, в которую меня определили, уже обосновался один сосед. И, разумеется, это был парень, ведь распределяли нас по документам, а не по здравому смыслу! Но к этой ситуации мы с Андреем тоже подготовились заранее.

— Ой, а тут уже кто-то есть! – изобразила я крайнее удивление, едва переступив порог комнаты.

Этим «кем-то» оказался худощавый паренёк, чуть выше меня ростом, с чёрными прямыми волосами до плеч и растерянными, почти испуганными глазами. Он переводил взгляд с меня на Андрея и обратно с таким видом, будто мы пришли выгонять его на улицу. Мне вдруг стало стыдно за то, что нам пришлось наткнуться именно на него, но Андрей, похоже, ничего не заметил и продолжал по заранее оговоренному плану:

— Эй, а что ты здесь делаешь? – спросил он у паренька с лёгким возмущением в голосе. – Это же должна быть женская комната.

— Ж-женская? – пролепетал незнакомец, роняя на пол щётку, которой он чистил пиджак. – Я, наверное, всё перепутал...

— Тут, должно быть, какая-то ошибка, — я опередила Андрея, который собирался уже усилить напор, даже без надобности. Такие пареньки, как этот, обычно раздражали его безо всякой причины. – Не могли же меня поселить в мужскую комнату!

— Я... я просто всё перепутал! – паренёк вскочил с места и принялся торопливо рассовывать по сумкам недавно распакованные вещи. – Значит, я пришёл не в ту комнату, наверняка не так расслышал! Скорее всего, это была 703-я или 503-я, а я пришёл сюда. Со мною такое бывает, сейчас я спущусь и уточню!

— Погоди, чего сразу так подрываться-то? – Андрей даже опешил от такого поворота событий. Он-то планировал сыграть лишь небольшое возмущение, естественное для таких случаев. Но в наши планы никак не входило выселять беднягу из комнаты, и тем более впутывать в это комендантшу.

К счастью, прежде, чем паренёк успел собрать вещи, на шум прибежала староста этажа – уже взрослая с виду девушка, вероятно, пятикурсница, высокая, полная, с громким властным голосом. Окинув недовольным взглядом нас с Андреем, она переключила внимание на коренного жителя комнаты и спросила его насмешливым тоном:

— Ты куда, Озёров, намылился? Въехать не успел, уже обратно домой, к мамочке убегаешь?

— Н-нет, я не убегаю, — робким голосом, заикаясь и отводя взгляд, ответил ей паренёк. – Просто я не в ту комнату заселился, перепутал, наверное.

— Что перепутал? Как перепутал? – староста фыркнула скорее презрительно, чем удивлённо. – Я ж тебя сама сюда за руку привела, ты хочешь сказать, это я перепутала?!

— Не-нет, — только и смог ответить Озёров, густо краснея и опуская глаза в пол.

— Послушайте, он здесь ни при чём, — вмешалась я, уже не в силах смотреть на несчастного паренька. – Меня, наверное, просто ошибочно направили не в ту комнату. Комендантша сказала 603, но это ведь мужская комната, получается? Не могла же она меня поселить в мужскую комнату?

— Ну конечно, 604-ую, скорее всего, она имела в виду, — прогремела староста с безразличием в голосе. – Там как раз одна Анька живёт, со второго курса. Вот, соседняя дверь, туда и заноси вещи.

Последняя фраза была адресована уже Андрею, который так и стоял с сумками в руках всё это время. Проследовав в указанном направлении, он толкнул дверь плечом и, извинившись за вторжение, занёс мои сумки в 604-ую комнату.

— А ты не дури, разбирай сумки обратно! – прикрикнула староста на Озёрова и с шумом захлопнула дверь в его комнату. – Перепутал он...

Потом, повернувшись ко мне и окинув меня оценивающим взглядом, сказала:

— Это Лёшик, первокурсник, — пояснила она, сделав небрежный жест в направлении 603-ей комнаты. – Какой-то он странный, мямля к тому же. Но ничего, тебе только лучше будет с такими соседями в секции. Пойдём, я тебя с Анькой познакомлю.

Вслед за Андреем мы вошли в небольшую, но светлую комнату, расположенную на восточной стороне здания, благодаря чему ей достались пластиковые окна. Обстановка комнаты была скромной, но вполне пригодной для жизни – две узкие железные кровати, большой платяной шкаф, два письменных стола, зеркало, тумбочка под ним и два ряда полок на стенах. Шторы, ковёр на полу и на стене, покрывала на кроватях – всё было выполнено в пастельных тонах, в основном оттенки голубого и зелёного. Практически идеальная чистота и куча миленьких аксессуаров повсюду, вроде мягких игрушек и смешных безделушек, создавали ощущение домашнего уюта.

Автором всего этого замечательного убранства в комнате была Аня – второкурсница среднего роста, с пепельными волосами, собранными в конский хвост, серыми глазами, которые казались совершено невыразительными, особенно на фоне большого носа с горбинкой и выпирающих верхних резцов. Одним словом, выглядела она обычной серой мышкой, ничем не привлекательной и не интересной. Обилие книг, тетрадей и других учебных принадлежностей ещё раз подтверждало мою догадку о том, что Аня предпочитает проводить свободное время дома в одиночестве.

— Привет, — девушка смущённо улыбнулась мне и покосилась на Андрея. — Меня зовут Аня.

— Привет, я Света, — я постаралась улыбнуться так дружелюбно, как только могла. Мало того, что мы перепугали до полусмерти соседа по секции, так ещё не хватало сразу произвести плохое впечатление на новую сожительницу. — А это Андрей, мой парень, он на филологическом учится.

— Парень? — чуть слышно проговорила Аня, вдруг бросив на Андрея слегка мечтательный взгляд, но тут же отвернулась.

— Ладно, устраивайся тут, а мне идти надо. И провожающим, кстати, тоже пора, — староста кивнула в сторону Андрея, и сама направилась к выходу. — Меня зовут Тамара, я в 601-ой комнате, если какие проблемы или вопросы, не стесняйся.

С этими словами Тамара вышла из комнаты, и вскоре из коридора донеслось громыхание её голоса, отчитывающего какого-то второкурсника. Следом за ней и Андрей, подхватив свою сумку, засобирался на выход. Я вызвалась проводить его до лифта, чтобы попрощаться с ним наедине.

— Вот и всё, а ты боялась! — бодро проговорил Андрей, когда мы остановились в пустом холле шестого этажа.

— Ну да, удивительным образом всё обошлось без проблем, — улыбнулась я ему в ответ. — Конечно, мне ещё многое предстоит решить...

— Не забивай себе голову, этим ты займёшься завтра, — возразил Андрей. — А сейчас тебе надо как следует отдохнуть.

— Чтобы мне лучше отдыхалось, ты должен кое-что сделать на прощание! — сделала я ему намёк, который нельзя было не понять.

— Разумеется, а ты думала, что я забуду? — Андрей прижал меня к себе свободной рукой. — Как я могу уйти, не попробовав свою сладкую конфетку?

— Я уже не сладкая конфетка, теперь мой стиль называется... — начала я, но была прервана губами Андрея, жадно припавшими к моим. Он всегда делал это настойчиво, но нежно.

— Не важно, для меня ты всегда останешься сладкой конфеткой, — сказал Андрей, широко улыбнувшись, и медленно отстранился, придерживая меня рукой, чтобы я сохранила равновесие. От его поцелуев у меня всегда немного кружилась голова. — Ну ладно, спокойной ночи, любимая, а мне ещё до своей общаги надо дойти, пока она не закрылась.

Андрей ушёл, и я снова осталась одна, в ещё незнакомом мне месте, на этот раз без мамы и без друзей. Но всё же я чувствовала себя менее одинокой, зная, что живу теперь в одном городе с любимым человеком. И хотя мне предстояло справиться ещё со многими трудностями, я знала, что рядом с Андреем мне все беды нипочём!

Конец

<< Часть 1




JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

JULIJANA: Волшебные превращения мужчины в женщину

©2001-2016 julijana